DarkCity | ведущее издание о тяжёлой и рок музыке - CARBONIZED "О том, насколько популярна..."
avto
Баннер
CARBONIZED "О том, насколько популярна..."
2017-06-29
Читателей онлайн - 137
О том, насколько популярна среди поклонников тяжелой музыки группа Therion, рассказывать не надо. Но вот о том, что в начале 90-х параллельно ей существовал и другой проект, состоящий из трёх музыкантов Therion – Ларса Розенберга, Петра Ваврженюка и Кристофера Джонссона, и носивший название CARBONIZED – знают немногие. И уж тем более, совсем нечасто можно встретить человека, имеющего в своей коллекции диски этой группы – такими раритетами они были даже в те времена. Но теперь такой шанс появился у всех ценителей нестандартного подхода к тяжелой музыке – на Irond увидели свет переиздания всех трех альбомов этой группы. А нам повезло вдвойне – Кристофер Джонссон как раз вернулся домой в Швецию из студии после записи нового диска Therion, и был свободен для детального разговора о том культовом проекте.

    - Давно это всё было, напомни-ка нам историю CARBONIZED?
    "Группа была основана Ларсом Розенбергом в 1988 году. К тому времени он успел поиграть в разных группах, таких как хардкор-панк команде DDT (как гитарист), Dismember и нескольких локальных проектах, названия которых вы никогда не слышали. Всё это ему порядком поднадоело, и он решил создать свою собственную команду - Carbonized. В её состав входили помимо Ларса гитарист Зоран, парень по кличке "Снойгель" (никто не знал его настоящего имени) на барабанах и Йонас Деруш на вокале. Потом Йонас взял на себя роль гитариста, а вакансии двоих других членов замещались множеством временных участников. В конце концов, к 1990 году состав стабилизировался: барабанщиком стал Пётр, а я - гитаристом. Поскольку вокалиста в этом составе не было, его обязанности были поделены между Ларсом и мной; а со второго альбома роль фронтмена полностью была возложена на Петра... За период постоянных смен состава (то есть до 1990 года) группа записала всего 2 демо-пленки и выпустила одну 7-дюймовую пластинку. Стиль Carbonized менялся от замороченного хардкора с некоторыми металлическими влияниями до дэт/грайндкора с креном в психоделию. А когда я стал полноправным участником группы, психоделические влияния в музыке Carbonized уже переросли в дисгармоничную составляющую."
- Получается, что Carbonized был создан раньше Therion. Почему же ты решил заняться параллельно и второй группой, да ещё и почти в таком же составе?
"Вообще-то, Therion существует с 1987 года, правда, тогда он еще назывался Blitzkrieg. К тому моменту, когда Ларс дал старт проекту с названием Carbonized, мы уже несколько месяцев существовали как Therion. Ну а когда я стал участником Carbonized, Therion имел уже крепкую репутацию в андеграунде и записанный первый альбом. В Carbonized меня поначалу пригласили лишь как сессионного гитариста - группе надо было садиться в студию через две недели, а Йонаса Деруша только что со скандалом вытурили из состава (на мой взгляд, это было не самое умное решение). В такой ситуации мне не оставалось ничего другого, кроме как выучить и отрепетировать за 14 дней весь материал, а потом записать его в студии. Результат настолько понравился группе, что было решено оставить меня в качестве постоянного участника. Меня такой ход событий вполне устраивал, правда, я также дал понять, что Therion останется моим основным приоритетом... Carbonized никогда не выступали с концертами - мы просто получали удовольствие от репетиций и записи наших песен в студии. Параллельно Ларс играл в Entombed, я работал в Therion, а у Петра был свой проект - The Robots, так что Carbonized получался тем сайд-проектом, где мы втроем могли собраться, оторваться по полной программе и реализовать все наши безумные идеи, которые не подходили для основных групп. Таким образом, Carbonized превратился из обыкновенной группы в некую музыкальную лабораторию... В такой ситуации крайне проблематичным казалось проведение живых вступлений Carbonzied - тем более, с материалом нашего третьего альбома. В 1992 году Петр присоединился к Therion в роли барабанщика, а с 1995 года и Ларс стал постоянным участником это команды, поэтому позже многие стали считать Carbonized сайд-проектом Therion, что на самом деле не совсем так."
- Рассматривая старые буклеты ваших дисков, я был слегка удивлен их скудностью - там практически не было напечатано текстов песен. Почему?
"Честно говоря, я не знаю, почему не были напечатаны текста на первом альбоме Carbonized. Во время его записи я числился лишь как сессионный участник, поэтому это было не мое дело, что именно будет в буклете (да я и не особо этим тогда интересовался). Лишь после окончания записи я был принят в группу на постоянной основе, и поэтому в буклете был указан в основном составе... На последующих альбомах музыка становилась всё более и более замороченной, то же самое происходило и с текстами, так что мы решили не публиковать их в буклетах. А когда дело коснулось переизданий этих альбомов, я попытался восстановить часть лирики со старых черновиков и кое-что даже воспроизвести на слух, но полностью сделать этого мне, к сожалению, не удалось."
- Как ты думаешь, почему такой оглушительный успех пришелся именно на Therion, а не Carbonized?
"Ха-ха, странный вопрос! Therion - это группа с кучей запоминающихся мелодий, которые нравятся многим слушателям. Конечно, и Therion в определенной степени является авангардной группой, которая требует от слушателя большого внимания, но Carbonized.... В те времена мы с трудом продавали по 3.000 копий каждого альбома, несмотря даже на то, что мы параллельно также играли в таких культовых командах как Therion и Entombed, потому что это казалось многим слишком странной музыкой. Диссонирующей и дисгармоничной. Очень немногие могли слушать такую музыку. Я помню, как один мой знакомый сказал: "Если ты слушаешь Carbonized, тебе не нужен алкоголь - ты пьянеешь от одной их музыки!" Но те, кто слушали нас тогда, стали нашими преданными фэнами, поскольку у нас был уникальный саунд; а когда мы записали 'Screaming Machines', то его вообще нельзя было сравнить ни с одной группой на этой планете! Впрочем, и многие другие "непонятые" группы достигли культового статуса лишь годы спустя после того, как прекратили свою деятельность."
- То есть ты считаешь, что сейчас самое время, чтобы вновь дать фэнам возможность услышать вашу музыку?
"Для меня стало приятным сюрпризом то, что Irond проявил интерес к переизданию этих альбомов. Факт в том, что музыкальный климат сейчас сильно отличается от того, что было лет десять назад. Тогда ты играл либо дэт, либо грандж - остальное было не востребовано. И оригинальные группы крайне редко могли достичь какого-то успеха. Даже Therion был тогда слишком оригинален, и с первыми 4 альбомами мы так и не смогли достичь успеха, который хоть как-то можно сравнивать с нынешним. И лишь после выпуска в 1996 году диска 'Theli', который действительно стал продаваться хорошо, началась новая эра, когда люди стали более открытыми к самой различной музыке. Сегодня же очень трудно стать оригинальным, потому что каждый пытается соединить в своей музыке элементы всех возможных стилей. Но даже с точки зрения сегодняшнего дня, то, что мы сделали на 'Screaming Machines', для многих кажется слишком необычным. Но музыкальный климат в целом способствует сейчас тому, что можно продать тысячи копий этих альбомов снова. И кто знает, может, через 5 лет люди настолько пресытятся от обычной музыки, что стиль Carbonized станет единственным оригинальным, и наши записи наконец-то будут продаваться миллионными тиражами, ха-ха!"
- Последний альбом Carbonized вышел в 1996 году. Почему с тех пор группа не подавала признаков жизни, и возможно ли вообще надеяться на ваш четвертый диск?
"У нас тогда были очень серьезные проблемы с рекорд-лейблом. Последний альбом мы записали в 1993 году, и целых 3 года он ждал своего часа, пока не был выпущен. За это время мы потеряли почти весь интерес к проекту, и хотя группа никогда официально не распадалась, новых записей с тех пор мы так и не делали. К тому же мы по-прежнему играли вместе - правда, в рамках Therion; а у Ларса и Петра был и ещё один побочный совместный проект, вдохновленный творчеством Black Sabbath - Serpent. Затем у Ларса стали обостряться старые проблемы с алкоголем, и, в конце концов, его выгнали из Therion. Он принял это очень близко к сердцу, и с тех пор мы с ним не разговаривали. Чуть позже ситуация повторилась и в Serpent, так что он перестал общаться и с Петром. Потом он много пил, употреблял наркотики, и некоторое время даже жил в Аргентине, так что я потерял его из виду... А затем он снова вернулся в Швецию, но наши отношения с ним не возобновились, и когда мы подписывали контракт на переиздание альбомов Carbonized, то мы не встречались с ним лично, а передали ему бумаги через одного нашего общего друга, с которым он видится время от времени. Так что возможность записи нового альбома Carbonized кажется мне очень маловероятной, поскольку эта группа не может существовать без участия всех трех оригинальных музыкантов - Ларса, Петра и меня. А так как Ларс до сих пор не может отойти от той обиды, которую он затаил на нас 8 лет назад, да и проблемы с алкоголем, похоже, остались для него более чем насущными, мы вряд ли сможем играть вместе снова. Carbonized был для нас хорошим развлечением, и я на данный момент просто не могу представить, как мы бы могли вернуть снова те чудные времена..."
- А какой из альбомов Carbonized тебе нравится больше и почему?
"Я очень люблю 'Screaming Machines'! Это был единственный альбом, для которого нам выделили бюджет, позволивший получить тот звук, который мы хотели, и вволю поэкспериментировать в студии. Также мне очень нравятся сами песни - здесь мы наконец-то достигли того уровня, на который нацеливались ещё на 'Disharmonization'. И особенно мне здесь нравится гитарная работа и крезанутые гитарные эффекты. Но для целостного восприятия и понимания группы важны все 3 наших альбома - например, если вы не слышали первые две пластинки Carbonized, то вряд ли поймете 'Screaming Machines'. С другой же стороны, я порекомендовал бы начинать знакомство с нашим творчеством именно со 'Screaming Machines'."
- Учитывая относительную несерьезность этого проекта, я уверен, что у вас в студии происходило тогда немало забавных ситуаций. Не мог бы ты рассказать нам какую-нибудь из них?
"Да, у нас было море приколов и тотального веселья во время записи альбомов Carnonized. А студийные сессии к последним двум пластинкам кроме как оргиями и не назовешь! Особенно прикольная история случилась, когда мы уже почти заканчивали сведение 'Screaming Machines', и Петр совершенно неожиданно вытащил из кармана старую кассету и потребовал, чтобы мы вставили запись с неё в середину песни "Psychodelica". На кассете оказалась какая-то запись с радио, которую давным-давно сделал Пётр. Когда он только переехал в Швецию (а до 13 лет он жил в Польше), он часто сидел с радиоприемником и пытался настроиться на какую-нибудь волну, вещающую для иностранцев (возможно, он хотел найти передачи на польском языке). И он случайно поймал какую-то арабскую волну, на которой звучала ОЧЕНЬ странная музыка, исполняемая совершенно нереально звучащим арабским инструментом. Эти звуки произвели на него такое впечатление, что он подумал: "Вау, это просто необходимо записать на кассету!!!" И эта кассета с тех пор много лет валялась где-то у него в ящике, пока он почему-то внезапно не вспомнил про неё, и не притащил к нам в студию. Послушав её, мы, конечно же, дико протащились от её содержимого и с радостью вставили фрагмент в середину той песни. А потом мы решили ради прикола тайком написать в буклете, что на этом странном арабском инструменте (мы не знали его названия, поэтому просто написали "арабская волынка") играл продюсер альбома Рекс Гисслен. Думаю, друзья Рекса после выхода этой пластинки задавали ему немало странных вопросов: "Ты умеешь играть на арабской волынке???"
- Сейчас все 3 альбома Carbonized были переизданы российской фирмой Irond и стали вновь доступны вашим фэнам во всем мире. Эти переиздания содержат полностью новое оформление, редкие фотографии, частично восстановленную лирику и твои комментарии. Каково твое впечатление от этих переизданий, и какие надежды ты на них возлагаешь?
"Честно говоря, для меня было настоящим сюрпризом, когда Irond обратились ко мне с предложением о переиздании альбомов Carbonized. Да и остальные ребята тоже сильно удивились - мы раньше даже и не думали о возможности такого переиздания. Но потом удивление сменилось настоящей радостью, поскольку у наших фэнов вновь появилась возможность приобрести эти альбомы, уже давно ставшие настоящими раритетами. Да и музыкальный климат, как я говорил раньше, сейчас значительно более благоприятный для такой музыки, чем 10 лет назад. Новое оформление буклетов нам очень понравилось - мы даже и не ожидали такой великолепной работы! Обложки и внутреннее содержание буклетов очень хорошо сочетаются с музыкой, и я надеюсь, что и фэны тоже по достоинству оценят эту работу. Думаю, благодаря рекламной кампании и интервью в поддержку этих переизданий, многие любители необычной музыки смогут познакомиться с нашим творчеством. А старые фэны Carbonized наверняка приобретут эти переиздания в свои коллекции - хотя бы из-за редких фотографий и прочих дополнений."
- Чем сейчас занимаются остальные бывшие музыканты Carbonized?
"Пётр изучает историю Украины и в следующем году должен получить докторскую степень по истории. Поскольку он ушел из Therion, а проект Serpent развалился, то единственный группой, где он ещё играет, остался панк-коллектив The Robots - и то это не более чем его хобби. Хотя я слышал, что они скоро готовятся выпустить новый диск... Также Петр принял участие в записи нового альбома Therion в качестве приглашенного вокалиста, и его поклонники наверняка будут довольны этой работой. А ещё у него растет дочка - ей уже 3 года, и Петр уделяет семье основную часть своего свободного времени... Ларс... ну, поскольку мы с Петром не являемся друзьями Ларса уже почти 8 лет, мы не особо интересовались его судьбой. Некоторое время назад у него вроде была группа с названием Roachpowder, но я понятия не имею, существует ли она и сейчас. Наверно он сейчас работает, платит налоги и выпивает тонны алкоголя по выходным - как это было и до того, как он стал известным музыкантом. Раньше он работал в типографии, так что я думаю, что он и сейчас занимается тем же самым..."
- Ну и в заключение нашего разговора хотелось бы узнать что-нибудь о новом альбоме Therion.
"Обычно я не особо распространяюсь на такие темы до того, как промо-диски будут разосланы журналистам. Так что единственное, что я могу пока сказать по этому вопросу, это то, что запись альбома была закончена в ноябре, и предварительная дата релиза намечена на май 2004 года. А ещё я уверен, что русские фэны Therion будут особо рады услышать этот альбом, потому что там их ждет особенный сюрприз!"
Андрей КОРЮХИН.

    “Могу представить. Я звоню из Ливерпуля, и у нас тут наверняка немногим лучше, тоже довольно холодно. Но всё равно ребята из группы давно мечтают побывать в Москве”.
– Ходили слухи, что у вас уже были планы приехать в Россию с концертами где-то в середине 90-х. Это правда?
“Да. Мы как-то собирались приехать в Москву. Но возникли какие-то проблемы, и в результате всё сорвалось”.
– А когда ты последний раз общался с кем-нибудь из России?
“По правде говоря, я и не вспомню сейчас, когда последний раз общался с русской прессой”.
– Что ж, тогда у нас к тебе накопилось немало вопросов. Правда, для начала могу вас поздравить. Вчера новый альбом Anathema ‘A Natural Disaster’ добрался до России. Я, конечно же, говорю о фирменных дисках, поскольку всё, что группа выпустила на лейбле Music For Nations, у нас здесь представлено только в виде пиратской продукции. Как ты относишься к тому, что кто-то зарабатывает деньги на вашей музыке?
“Это, конечно, не очень приятно. Но я надеюсь, что Music For Nations сделают что-нибудь для того, чтобы их продукция выпускалась в России по лицензии”.
– Дата официального релиза была перенесена на две недели вперёд. Возникли какие-то проблемы?
“Насколько мне известно – нет. Просто какие-то организационные дела. И так как релиз состоялся ненамного позже, в этом нет ничего страшного”.
– Чем ‘A Natural Disaster’ отличается от предыдущих работ группы?
“Новый альбом более мрачный, более простой. Он больше сфокусирован на каких-то определённых темах. Вчера я впервые за довольно продолжительное время переслушал ‘A Fine Day To Exit’ и понял, что ‘A Natural Disaster’ действительно более простой… Мы записали его сходу, что раньше с Anathema никогда не бывало, и вряд ли повторится впредь. Да, этот альбом отличается от всего, что мы делали раньше, и будем делать в будущем”.
– Многие фэны Anathema, которые слушали вашу музыку 10 лет назад, до сих пор с вами, несмотря на то, что стиль группы претерпел большие изменения. Что ты думаешь об этом?
“Нечто подобное случилось с Paradise Lost и My Dying Bride, когда они немного изменились, вот и…”
– Это понятно, но вот “почему”?
“Я не знаю, почему так получается. Может, всё дело в том, что у нас до сих пор такие мрачные песни. Настроение не растерялось, оно присутствует в новых песнях. Не знаю, может, если мы начнём в будущем вытворять какие-то сумасшедшие вещи, они от нас всё-таки отвернутся. А пока, наверное, всё дело в настроении песен и лирике”.
– Кстати, лирика. В этот раз она напечатана на развороте буклета в ряд даже без разделения на песни. В чём “фишка”?
“О, это Винни предложил эту идею. Мы не знали, как поместить в буклет лирику, и мой брат предложил это сделать именно таким образом. Нам идея понравилась, так мы и сделали”.
– Для многих каждый новый альбом Anathema является последним. Для кого-то из-за музыки, звучащей на нём, а для других из-за ситуации, складывающейся в группе. Достаточно вспомнить недавний случай с твоей перебежкой в Antimatter, когда многие подумали, что дни Anathema сочтены. Что это за история с твоим участием в проекте Дункана Паттерсона?
“У меня были сложные времена. Личные проблемы внутри группы, со здоровьем, и тогда я подумал, что наилучший вариант – это уйти из Anathema и поиграть некоторое время в проекте Дункана. Это было не очень мудрое решение, поэтому я извинился перед остальными ребятами из группы. За последний год между нами снова восстановились хорошие отношения, и сейчас всё нормально. Единственное, я совершил одну большую ошибку – опубликовал в Интернете объявление, в котором говорил, что хочу уйти из группы. И я очень сильно об этом сожалею, потому что это объявление сразу же разлетелось по всему миру. Но главное то, что теперь всё в порядке… Тем не менее, мне очень понравилось играть вместе с Antimatter. Я был с ними в турне, мы играли в основном акустические песни, в том числе и из творчества Anathema. Дункан живёт на своей собственной музыкальной планете, и пишет отличные песни. Но всё равно мне лучше здесь, в Anathema, в Ливерпуле. Я принадлежу им”.
– Да, но один музыкант Anathema всё-таки покинул группу. Это ваш басист Дейв, на смену которому пришёл твой брат, Джейми Кэвана. Как получилось, что он вернулся в группу?
“Джейми очень хорошо знает Anathema, отлично понимает нашу музыку. Он отличный музыкант, и потом, похоже, ему действительно очень нравится играть такую музыку. Да и как басист Джейми играет поинтереснее. Дейв очень прямолинейный музыкант, тогда как у Джейми очень хорошо развито воображение. Я так же считаю, что он очень хороший композитор. У него есть отличные песни”.
– Играл ли он до прихода в Anathema в других группах?
“Нет. Он немного помог Дункану с записью последнего альбома Antimatter”.
– Думаю, многие до сих пор задаются вопросом, возможно ли когда-нибудь возвращение в группу Дункана?
“Никогда. Глупый вопрос. Этого никогда не случится”.
– Ты являешься основным композитором ‘A Natural Disaster’…
“Да. Это так”.
– Расскажи, как выглядел творческий процесс и работа в студии.
“Основная часть материала была написана ещё два года назад. Тогда у меня были довольно тяжёлые времена, мне было не очень хорошо, я был несчастен, но тогда я писал много музыки. Просто оставался дома и играл на клавишных. И мы взяли для альбома песни, написанные за тот промежуток времени, а также песни, которые я написал незадолго за того, как войти в студию. Среди них, например, такой трек как “Electricity”. И в студии мы попытались записать все эти песни так, чтобы они хорошо звучали вместе, на одном альбоме… Ведь написаны они были в разное время”.
– Что ты предпочитаешь для работы над новыми песнями: клавишные или гитару?
“Половина альбома написана на клавишных, а всё остальное – на акустической гитаре. Мне нравится играть на клавишных. На пианино”.
– Почему альбом получил такое название: ‘A Natural Disaster’? Он назван по одной песне, или же есть мысль, которая проходит красной нитью через весь альбом?
“По правде говоря, весь альбом действительно может быть назван ‘A Natural Disaster’. То есть я хочу сказать, что каждая песня, любая, могла получить такое название. Кроме “Balance”, пожалуй. Я выбрал эту песню и это название, потому что оно наилучшим образом отражало настроение альбома. А само название появилось во время одной из моих бесед с Дунканом Паттерсоном. И это было… опять-таки в то время, когда я думал об уходе из группы. Я говорил ему о том, что у меня настали сложные времена, на что Дункан ответил: “Думаю, это просто a natural disaster (“естественное, природное несчастье” – прим. KIDd)”. И это словосочетание наилучшим образом описывает моё тогдашнее эмоциональное состояние и всё, через что мне пришлось пройти. И в тот же вечер, но чуть позже, я сказал Дункану, что это неплохое название для будущей песни. А в конце года, решил, что это также неплохое название для альбома. Потом я заметил одну особенность: все песни могут носить это название. Альбом мог состоять из сплошных “A Natural Disaster”: “A Natural Disaster part 1”, “A Natural Disaster part 2” “A Natural Disaster part 3” и т. д. Но я ограничился одной песней. Название альбома, тем не менее, мне очень нравится”.
– У Anathema всегда были потрясающие вокалистки. На альбоме ‘A Natural Disaster’ мы можем вновь слышать голос Ли Дуглас…
“Да, Ли пела на последних трёх альбомах Anathema, и мне очень нравится её голос. У нас с Джоном, как у композиторов, появляются совершенно другие возможности, когда мы знаем, что вокальные партии будет исполнять Ли. Она очень хорошая вокалистка, и поёт немного по-другому, чем Винни, вокал которого мне тоже очень нравится. Задействовать их голоса вместе – вот, что я хочу делать в будущем. Когда мы начали работать над этим альбомом, я знал, что Ли обязательно на нём споёт, и она превосходно справилась. С ней очень легко работать, это по-настоящему талантливый человек. Также Ли очень хороший друг”.
– На двух песнях: “Are You There?” и “Electricity” – спел ты сам. У тебя невероятно мягкий и красивый голос. Давно ли ты поёшь, и брал ли когда-нибудь уроки вокала?
“Нет, я никогда не брал уроки вокала, но хотел бы однажды. Я хочу совершенствоваться. И хочу, чтобы меня учила Ли. В таком случае мы сможем добиться на наших песнях наилучшей атмосферы, гармонии”.
– Музыку Anathema долгое время сравнивают с Pink Floyd…
“Да, такие сравнения имеют место быть. Я люблю Pink Floyd, особенно времён Роджера Уотерса. Больше остальных мне, пожалуй, нравится ‘Wish You Were Here’. Также недавно я смотрел DVD ‘In The Flesh’ с концертом Уотерса и был просто поражён тем, как он сегодня поёт и играет”.
– Давай вспомним историю, некоторым образом связанную с Pink Floyd. Когда вы записывали в Италии альбом ‘Judgement’, то дали однажды концерт в маленьком клубе, после чего были задержаны полицией…
“Да, действительно, нас с Винсентом задержали и доставили в участок. Это была рядовая проверка – они хотели выяснить, нет ли у нас наркотиков. И так как наркотиков у нас не было, мы пробыли там какое-то непродолжительное время, после чего нас отпустили”.
– Ещё говорилось, что вы всем полицейским автографы раздавали под звуки ‘The Wall’ Pink Floyd.
“(крайне оживлённо) Да-да, точно!! ‘The Wall’. Я совершенно забыл об этом! Прикольно было”.
– Уделим немного внимания предыдущему альбому группы ‘A Fine Day To Exit’ и песне “Temporary Peace”, после которой можно слышать, как по берегу моря идёт человек и говорит сам с собой о каких-то цыплятах, кошках, собаках… Что это за прикол?
“Это придумка Джона. Но она никоим образом не связана с “Temporary Peace”, поэтому и начинается спустя столько времени после окончания песни. Джон записал этот разговор, и мы поместили его на альбом. Мне нравится такое окончание альбома. Там ещё после этого есть песня, которую поёт Джон. Она называется “In The Dark House”.”
– Поговорим о концертной деятельности Anathema. Как часто вы сегодня даёте концерты?
“До Рождества я дам несколько акустических концертов в Польше и Греции. А в самом начале 2004-го года Anathema поедет в турне, а также планирует выпустить DVD с нашим концертом в Польше. Это будет та же концертная площадка, где мы записывали наш предыдущий DVD ‘A Vision Of A Dying Embrace’. Место действия то же, но песни новые. Мы хотим немного переделать некоторые из них, поэтому живьём они будут звучать не так, как на альбоме. И кто знает, может, мы запишем и концертный альбом”.
– Когда мы делали интервью с Тревисом Смитом полгода назад, то спросили его, будет ли он оформлять новый альбом Anathema. Теперь мы точно знаем, что обложка и буклет ‘A Natural Disaster’ – его рук дело. Что ты можешь нам сказать о работе с ним?
“Тревис очень хороший человек, с ним очень интересно работать. И пока я не вижу причин для окончания нашего с ним сотрудничества”.
– И напоследок вопрос, который я позаимствовал из буклета. Можешь ли ты положиться на безопасность системы?
 “Автором этих слов является Джон. Их также можно услышать в концовке песни “Balance”. Думаю, все могут положиться на безопасность системы, если это ментальная система мыслей. И в этой стране… да, я могу положиться на безопасность её системы”.

Спасибо Minna Halmetoja (Music For Nations) за организацию интервью!
 


Подписка на 2017 год через редакцию СТАРТОВАЛА! Если вы хотите получать наш журнал в течение всего 2017 года (номера с 96 по 101 включительно), вы можете подписаться на него напрямую через редакцию...




Журнал Dark City совместно с интернет-магазином RockMarket.ru объвляют о беспрецедентной акции: в продажу выставлены АРХИВНЫЕ НОМЕРА ЖУРНАЛА DARK CITY, год выпуска которых начинается с 2001 года. Товар является раритетным и количество каждого из номеров журнала строго ограничено (5-10 экземпляров). Не упустите свой шанс!






Хотите купить СВЕЖИЙ НОМЕР ЖУРНАЛА DARK CITY по самой низкой цене? Тогда вам прямая дорога в павилион B2-097 “Иностранная Пресса”, что на втором этаже "Горбушкиного Двора"!

ЕЩЁ В ПРОДАЖЕ:
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ:
Уникальное предложение! Скидки до 33%! ПИШИТЕ!