DarkCity | ведущее издание о тяжёлой и рок музыке - THOMAS EWERHARD "Хобби = Професия"
avto
Баннер
THOMAS EWERHARD "Хобби = Професия"
2017-12-18
Читателей онлайн - 113
Выбрать художника для дальнейшего допроса с пристрастием нам не составило особого труда. Но, узнав, что он согласен ответить на вопросы нашего журнала, нам всё равно пришлось крепко призадуматься. Оформил этот человек за какие-то 6-7 лет альбомы стольким группам, что мы, пожалуй, назовём наиболее “знаковые” из них: Hypocrisy, Tom Angelripper, Darkane, Flotsam & Jetsam, Poverty’s No Crime, Spock’s Beard, Sinister, Darkseed, The Crown, Dew-Scented, Am I Blood и многие другие… Но вот вероятность того, что его имя вам ничего не скажет, существует до сих пор.

И здесь нам вспомнились слова русского художника Василия Кандинского об одном из результатов, к которым приводит “скольжение нашего взора по покрытой красками палитре”: “Осуществляется чисто физическое воздействие цвета, когда глаз очарован его красотой и другими его свойствами. Зритель испытывает чувство удовлетворения, радости, подобно гастроному с лакомым куском во рту. Или же глаз испытывает раздражение, какое мы ощущаем от острого блюда. Эти ощущения затем угасают или утихают, как бывает, когда коснёшься пальцем куска льда. Во всяком случае, все эти ощущения физические и, как таковые они непродолжительны. Они также поверхностны и не оставляют после себя никакого длительного впечатления, если душа закрыта. Как при прикосновении ко льду можно испытать только ощущение физического холода, и это ощущение забывается при согревании пальца, так забывается и физическое действие цвета, когда от него отвернёшься. Но как физическое ощущение ледяного холода, если оно проникает глубже, вызывает более глубокие чувства и может вызвать целую цепь психических переживаний, так же и поверхностное впечатление от цвета может развиться в переживание. Только привычные предметы действуют на средневпечатлительного человека совершенно поверхностно. Но, если мы видим их впервые, то они сразу производят на нас глубокое впечатление: так переживает мир ребенок, для которого каждый предмет является новым”.
Так вот, если имя Томас Эверхард вам ничего не говорит, то у вас есть шанс (возможно, впервые) взглянуть на некоторые из его работ и решить, достаточно ли глубокое впечатление они на вас произвели, чтобы вы продолжили чтение данной статьи…
– Вот все прочитали название статьи, увидели имя Томас Эверхард, а теперь – самая пора рассказать вкратце что-нибудь о себе…
“Я родился в 1971 году в немецком городке Дуисбург, расположенном близ Обергаузена, где и провёл первые 8 лет своей жизни. Затем мои родители переехали в тихий маленький городок Галдерн, что недалеко от границы с Голландией. Там была такая скукотища, что мне, кроме как рисованием, и заняться-то было нечем. Не вспомню сейчас, что оказывало тогда на меня наибольшее влияние… Помню лишь, что я сходил с ума по динозаврам… Динозавры рулят! Думаю, впервые рисование стало для меня что-то значить лет в 15 или 16, когда я решил, что хочу стать художником. Тогда я ещё учился в школе. Один из учителей заметил мой “талант”, и начал всячески меня поддерживать. Он вёл специальный класс рисования в 9-ых и 10-ых классах, где я научился многому из того, что знать просто необходимо. Я узнал, что такое перспектива, свет и тени и т.п. До сих пор мне помогают эти знания. Видите, школа не такая уж и плохая штука”.
– Считаешь ли ты, что для того, чтобы людям нравились твои работы, необходимо иметь диплом художника?
“У меня, например, нет никакого художественного образования. Я знаю только то, чему меня обучили в школе. Так что отвечу “нет”. Так дело обстоит в моём случае. Если человек одарён и хочет проявить свой талант, то он может добиться чего угодно. Однако образование имеет свои “плюсы”: у вас есть возможность попробовать свои силы в разных областях. Например, если вы хотите заняться фотографией, то вам не надо покупать всё необходимое для этого оборудование. Вы просто идёте в университет, берёте его и начинаете учиться. Мне приходилось очень много думать над тем, что нужно покупать, а что нет, потому что за всё оборудование я платил из своего кармана. В любом случае, мне грех жаловаться – ведь в результате всё получилось. Так что… если у вас нет возможности получить художественное образование, не отчаивайтесь. Просто попробуйте! А если такая возможность есть – воспользуйтесь ей по полной программе!”
– Сколько времени ты посвящаешь рисованию и занимаешься ли помимо него чем-нибудь ещё?
“Я отвожу очень много времени для работы в своём офисе. А вообще, лучше обратиться с этим вопросом к моей подружке; она постоянно говорит мне, что в один прекрасный день я забуду прийти домой с работы. Моё хобби превратилось в профессию, и нет ничего удивительного в том, что рисование занимает столько времени. Однако я ещё играю в футбол и увлекаюсь лыжным спортом. А летом обожаю ездить по различным открытым фестивалям и провожу на них практически все выходные в июле и августе. Например, прошлым летом я впервые съездил в Будапешт на фестиваль ‘Sziget’. Там было по-настоящему здорово, так что настоятельно вам советую как-нибудь побывать на нём”.
– С чего началась твоя карьера художника-оформителя музыкальных дисков?
“Когда-то я играл в группе Breeding Fear, а так же рисовал для неё всё, что только могло потребоваться, вместе с гитаристом Яном Мейнингаусом, который сам сейчас является преуспевающим художником-иллюстратором. И хотя наша группа не смогла добиться коммерческого успеха, нам удалось познакомиться с несколькими людьми из музыкального бизнеса. В основном, это были музыканты таких групп, как Disbelief, Crack Up и Richthofen, записывавшие свои альбомы в той же студии, в которой репетировали и мы. Это была студия “Stage One” Энди Классена из Holy Moses. Однако, продолжим… Мы обсуждали с ними новые альбомы, и конечно же, их оформление. И однажды, Энди сказал, что у него нет обложки для его нового проекта Richthofen. Он дал нам послушать песни, и музыка настолько мне понравилась, что у нас с Яном сразу же возник ряд идей относительного того, как может выглядеть обложка. Энди и всем остальным музыкантам группы эти идеи пришлись по вкусу, и так обложка для альбома Richthofen стала моей первой работой. Это было в 1997 году. Вскоре после этого ребята из немецкой дэт-металл группы Crack Up случайно увидели наброски обложки для Richthofen. Им они тоже очень понравились, в результате чего оформление ‘From The Ground’ стало моей второй работой. Хотя правильнее сказать, “нашей” второй работой, потому что тогда я ещё рисовал на пару с Яном Мейнингаусом. Далее был альбом Disbelief, для которого мы оформили только буклет, так как обложка у группы уже была. Рекорд-лейблы заплатили за нашу работу довольно приличные деньги, и так мы решили открыть собственное дело. А остальное – история. Надо только добавить, что сейчас у нас с Яном свои собственные компании. После работы над ‘Pzyco’ для Hate Squad Ян предпочёл посвятить себя комиксам, в то время как я продолжил заниматься оформлением обложек для альбомов металлических групп. Мы начали работать порознь, но до сих пор являемся друзьями…”.
– Как группы сегодня выходят с тобой на контакт? У тебя есть агент, или ты являешься “свободным” художником?
“Именно “свободным”. Поэтому обычно группы и звукозаписывающие компании связываются со мной напрямую. Хотя, когда я только начинал, у меня был агент. После оформления первых 4 или 5 альбомов, я сделал небольшое портфолио, которое, правда, больше походило на флайер. Я собрал адреса, так или иначе связанные с музыкальным бизнесом, и разослал по ним эти флайера. В этом мне помог Энди Сайри, который теперь работает в Nuclear Blast, а раньше был моим агентом. После первой же рассылки откликнулись Inside Out, Metal Blade, Limb Music, Massacre Records, ряд небольших лейблов, и это притом, что тогда я уже работал с Nuclear Blast и GUN Records. Особенно сильно мне повезло с Inside Out, потому что, когда мой флайер лёг им на стол, они как раз занимались поисками художника, который оформлял бы их релизы. И мой стиль был именно тем, что они искали. Так мой бизнес получил развитие…”.
– Расскажи о том, как ты работаешь с группами.
“Конечно, прежде чем начать работу по оформлению альбома, хорошо бы послушать с него хотя бы две песни. Поэтому мне присылают демо-CD или один из старых альбомов группы для того, чтобы я мог составить впечатление. Я всегда слушаю предоставляемый мне материал, и неважно, нравится он мне или нет. Обычно параллельно с прослушиванием я работаю над набросками. Я верю, что музыка оказывает на меня влияние, и что обложка будет лучше подходить альбому по сравнению с тем случаем, когда мне не удаётся ознакомиться с материалом. Если мне это действительно не удаётся по какой-либо причине, я стараюсь собрать о группе как можно больше информации. Названия альбомов и песен, темы текстов и всё в этом духе. Зная всё это, а также стиль, в котором играет группа, я могу создать подходящий образ. Иногда музыканты группы приходят ко мне в офис, и мы работаем вместе. Но это исключение из правил, обычно я переписываюсь с ними по электронной почте. Конечно, это досадно, потому что в таком случае мне удаётся узнать лично немногих из тех, с кем мне выпадает шанс поработать”.
– С какими группами тебе понравилось работать больше остальных, и почему?
“Мне очень понравилось работать над последними двумя альбомами Darkane. Мне с самого начала пришлась по душе их концепция; конечный результат также получился великолепным. Один американский фэнзин (к сожалению, я не помню его название) назвал обложку ‘Expanding Senses’ “обложкой месяца”. И, конечно же, всегда очень приятно работать с группой, с которой я уже сотрудничал раньше. В этом случае мне удаётся узнать людей лучше, даже в том случае, если мы общаемся только по e-mail (как, например, с Enchant, Spock’s Beard или Hypocrisy, для которых я оформил несколько альбомов). И могу сказать ещё вот что: пока мне не приходилось работать с группами, которые мне не нравились бы только из-за личных качеств музыкантов, играющих в них. Надеюсь, эта ситуация не изменится и в будущем!”
– С обложек всех альбомов Catamenia, многие из которых рисовал ты, на нас смотрят волки. В чём смысл помещать этого зверя на обложку?
“Когда я рисовал обложку для дебютника Catamenia ‘Halls Of Frozen North’, я знал только название альбома, что группа играет блэк-металл, и что она из Скандинавии. Поэтому тогда, в 1998 году, я хотел сделать что-то, от чего веяло бы холодом, и что бы подходило названию альбома. И мне показалось, что образ злобного волка подойдёт как нельзя лучше. Лейблу и группе это так понравилось, что на следующей обложке, которую рисовал не я, снова был волк. Никогда не меняй выигрышный состав… Конечно, волком на обложке очередного альбома теперь никого не удивишь, но, по всей видимости, людям он понравился.… Кроме того, продажи альбома были неплохими. Так волк стал чем-то вроде торговой марки Catamenia”.
– Что ты думаешь о том, что многие считают твою работу для альбома ‘Eskhata’ жутко похожей на ‘Wolfheart’ Moonspell? Это сходство отмечали и сами музыканты Catamenia.
“Когда я работал над обложкой для ‘Eskhata’, то ещё не видел ‘Wolfheart’ Moonspell. Только после того, как она была готова, люди с лейбла сказали мне, что, по-видимому, я использовал ту же картинку, что и Moonspell. Но так как обложка им очень понравилась, они оставили всё как есть. Я не был уверен в правильности такого шага, но так как это было решение лейбла и группы, я согласился”.
– Сколько времени обычно уходит на то, чтобы выработать концепцию и нарисовать обложку?
“Я не могу сказать точно, потому что эта цифра постоянно меняется. Конечно, намного проще, когда концепция уже продумана самими музыкантами, и мне остаётся только воплотить её в жизнь. В таком случае я знаю, что первый же набросок будет близок по содержанию к конечному результату. Иногда приходится только проработать какие-нибудь детали или подобрать другой цвет для названия альбома. Я люблю работать в таком ключе, потому что тогда результат получается наилучшим. Это совместная работа. Обычно в таких случаях на создание обложки уходит не больше недели. Намного сложнее, когда у группы нет идей. Может быть так, что я предлагаю несколько вариантов, но ни один из них группе не нравится. Я вспоминаю, как работал над ‘Day For Night’ Spock’s Beard, когда ни у группы, ни у лейбла не было абсолютно никаких идей. Всё, что мы знали, это то, что обложка не должна быть похожей на мои предыдущие работы, а также на обложки других альбомов группы. Мне дали CD-R с промо и попросили придумать что-то крутое и “прогрессивное”. Как вы понимаете, это было довольно сложно. В результате, я предложил 20 (!) образов, прежде чем мы остановились на одном из них. Пока что это рекорд, и не думаю, что мне удастся его когда-нибудь побить. В таком случае просто необходимо проникнуться музыкой, чтобы твоя работа оправдала ожидания всех, кто вовлечён в процесс. И мне это нравится!”
– Что тебе требуется для работы? Карандаши, кисти и краски, компьютер? Какими методами ты пользуешься?
“Ну вот и настал час самого главного признания: я больше не рисую. Во всяком случае, когда я был моложе, то рисовал больше. Но, начав работать как художник в своей группе, я купил свой первый компьютер “Apple”, и был поражён теми возможностями, которые мне открылись. Я проводил уйму времени за сканированием фотографий, манипуляции ими при помощи различных фильтров и эффектов, созданием нового образа из нескольких картинок. Я называю это “цифровыми коллажами”. Но я продолжал рисовать и даже использовал некоторые из своих рисунков для оформления альбомов, но никогда не был по-настоящему доволен результатом. И было похоже на то, что моим клиентам картинки, созданные при помощи компьютера, тоже нравились больше. Думаю, это из-за того, что тогда подобные обложки выглядели по-современному и ново. Так что я сконцентрировался на фотографировании и работе с компьютером, а кисти выбросил ;-) Иногда я рисую, но только карандашом. Обычно это первый шаг в создании логотипа группы или какого-нибудь символа. Потом я сканирую набросок и начинаю работать с ним в программе Illustrator, добавляя различные эффекты в Photoshop. Сегодня 90% моей работы – это работа, которая делается на компьютере”.
– Является ли для тебя процесс рисования чем-то интимным? Как ты относишься к тому, что кто-то смотрит, как ты работаешь?
“Я бы не назвал этот процесс “интимным”. Хотя я не люблю, чтобы люди смотрели мне через плечо, когда я работаю над набросками. Думаю, для того, чтобы представить наилучший результат, мне надо остаться наедине с самим собой. В начале я всегда слишком много экспериментирую для того, чтобы кто-то сидел рядом и давал мне советы. А вот после окончания работы над набросками я не возражаю против совместной работы, скажем, с музыкантом. Как я уже говорил ранее, некоторые специально приезжают для этого ко мне в офис”.
– Представь себе, что художник является ярым сторонником каких-то идей, и тут ему надо нарисовать обложку, которая будет им противоречить. Как ты считаешь, должен ли он отказаться от работы?
“Хм-м, на этот вопрос не так-то легко дать ответ. Может быть потому, что мне ещё не приходилось попадать в ситуацию, когда концепция оформления идёт в разрез с моими убеждениями. Конечно, я не возьмусь за такие вещи как расизм, порнография или что-то невообразимо брутальное. Но также я сомневаюсь, что меня когда-нибудь попросят нарисовать что-то в этом духе. Но если это и произойдёт, то, конечно же, я откажусь от такой работы. К счастью, сейчас я нахожусь в такой ситуации, когда мне не приходится принимать каждое предложение”.

 



Журнал Dark City совместно с интернет-магазином RockMarket.ru объвляют о беспрецедентной акции: в продажу выставлены АРХИВНЫЕ НОМЕРА ЖУРНАЛА DARK CITY, год выпуска которых начинается с 2001 года. Товар является раритетным и количество каждого из номеров журнала строго ограничено (5-10 экземпляров). Не упустите свой шанс!






Хотите купить СВЕЖИЙ НОМЕР ЖУРНАЛА DARK CITY по самой низкой цене? Тогда вам прямая дорога в павилион B2-097 “Иностранная Пресса”, что на втором этаже "Горбушкиного Двора"!

ЕЩЁ В ПРОДАЖЕ:
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ:
Уникальное предложение! Скидки до 33%! ПИШИТЕ!