DarkCity | ведущее издание о тяжёлой и рок музыке - TARAXACUM "Сегодня..."
avto
Баннер
TARAXACUM "Сегодня..."
2017-04-25
Читателей онлайн - 222
    Сегодня каждый уважающий себя музыкант, добившись определённого успеха на сцене, старается самовыразиться ещё в одной группе, обычно, специально для этих целей и создаваемой. Так в конце прошлого столетия поступил и басист Edguy Тобиас ‘Эгги’ Экксель, организовав со своим бывшим напарником по Squealer Фрэнки Вольфом новую группу, которая получила очень необычное название… Одуванчик… А точнее – TARAXACUM. Возникают устойчивые ассоциации с нашим “пионерским” прошлым, когда в т.н. оздоровительных лагерях в таком духе обычно было принято называть младшие отряды.

Но окрестить музыкантов Taraxacum пионерами нам не удастся. Ведь помимо Эгги и Вольфа в группе числятся такие люди как: Рик Митясин (бывший вокалист Steel Prophet, покинувший эту группу ради работы в Taraxacum), Ферди Дорнберг (также играет в Rough Silk и Axel Rudi Pell), Дэнни Клупп (ex-Haggard) и Шакер Элмоса. В самом конце прошлого года они выпустили свой второй альбом ‘Rainmaker’, и мы тут же загорелись идеей обсудить его с одним из музыкантов. Им стал Тобиас Экксель, который позвонил нам сразу после того, как пришёл домой с очередной репетиции Taraxacum. Да-да, группа уже занимается подготовкой материала для нового альбома! Но какая может быть работа, если ты не знаешь…
“А как ‘Rainmaker’ приняли в России?”
– Сложно сказать, потому что альбом был издан всего пару недель назад, и ещё рановато делать какие-либо выводы. Лучше расскажи нам вкратце о группе. Хорошо бы ввести читателя в курс дела.
“О’кей. Я организовал Taraxacum в 1999 году вместе с Фрэнки Вольфом – это барабанщик группы, а также мой очень хороший друг. Долгое время мы играли вместе – так, ради удовольствия. Но когда у нас набралось достаточное для альбома количество песен, мы решили собрать группу. Нам повезло, потому что я знал Рика, и ему тоже понравилась идея создания группы. Он послушал демо и сказал, что ему очень нравится подобная музыка. Потом к нам примкнул Ферди Дорнберг. Теперь у нас в группе ещё два новых участника – это гитарист Дэнни Клупп и басист Шакер Элмоса… Что я могу сказать? С тех пор как я собрал Taraxacum, меня постоянно спрашивают, что это – проект или настоящая группа? А я всегда отвечаю, что Taraxacum для меня является полноценной группой. Наша музыка отличается от той, что играет Edguy или, скажем, Steel Prophet, поэтому я и организовал новую группу – хотел попробовать поиграть что-то другое”.
– Кому принадлежит идея дать группе такое нетипичное для мира тяжёлой музыки название?
“Мне. Когда мы решили собрать Taraxacum, мне как раз казалось, что нам очень важно не быть “типичной” группой. Я считаю, что группа не должна быть типичной рок-н-ролльной или типичной пауэр-метал группой, потому что сейчас на сцене и без того много подобных коллективов. И мы решили играть микс из рок-н-ролла и хэви-метал с элементами трэша. Наша музыка полна сюрпризов, и люди, которые никогда раньше не слышали Taraxacum, будут удивлены после прослушивания ‘Rainmaker’. Ведь бывает так, что ты слушаешь альбом, а после 3-4 треков понимаешь, что все песни практически ничем друг от друга не отличаются”.
– Не возникает ли у людей проблем с правильным произношением названия группы?
“(смеётся) Быть может, мне стоило дописать на альбом трек, на котором я бы без остановки повторял: “Taraxacum”, “Taraxacum”, “Taraxacum”… Думаю, получилось бы забавно. По любому, я считаю, что у нашей группы очень необычное название. “Taraxacum” – слово латинское, и означает оно такой маленький жёлтый цветок (имеется в виду одуванчик – прим. KIDd)”.
– Я от кого-то слышал, что первая репетиция Taraxacum проводилась по телефону. Неужели, именно так всё и было?
“Не совсем. Конечно же, первая репетиция была в студии, здесь, в Германии. А Рик, наш вокалист, как ты знаешь, живёт в Лос-Анджелесе, и, конечно, нам было очень интересно поработать с кем-то, кто живёт на другой половине Земного шара. Но, конечно же, поначалу Рик не мог приезжать в Германию на каждую репетицию, поэтому мы поддерживали связь при помощи Интернета. Мы общались, обменивались идеями, отсылали ему наработки песен. Так что это были не репетиции, а скорее обмен mp3-файлами. Поразило нас то, что мы с Риком мыслили практически одинаково! Мы отсылали ему музыку, а в ответ получали уже готовые тексты песен! Это была настоящая командная работа. А во время пре-продукции альбома ‘Rainmaker’ Рик приехал в Германию на три или четыре месяца, жил у меня, потом у Фрэнки, поэтому у нас была возможность работать над альбомом всем вместе на одной репетиционной базе. Без использования телефонов (смеётся)”.
– Как ты относишься к тому, что люди покупают альбом Taraxacum только из-за твоего участия в Edguy?
“Это очень сложный вопрос. С одной стороны, в том, что я играю в Edguy, есть свои “плюсы” – люди могут заинтересоваться Taraxacum только из-за этого. Получается что-то вроде рекламы. С другой стороны, есть и свои “минусы”, потому что музыка Taraxacum не похожа на Edguy, и некоторые были расстроены после прослушивания наших альбомов, так как эти люди ждали от нас что-то вроде типичного пауэра. Но я также слышал, что многие, кому нравится Edguy, очень хорошо приняли и альбом Taraxacum”.
– Какие музыкальные идеи ты стараешься продвигать в Edguy, а какие – в Taraxacum?
“Я бы сказал, что Edguy играет более спокойную музыку, тогда как Taraxacum больше рок-н-ролльная группа. Вообще, мне это сложно объяснить, потому что я очень не люблю описывать музыку словами. Пусть лучше люди послушают альбом и сформируют собственное мнение. Как я всегда говорю в таких случаях: “Если вам интересно, зайдите на наш официальный веб-сайт www.taraxacum.net и послушайте mp3-файлы”.”
– Все знают тебя, как басиста Edguy, в то время как в Taraxacum ты играешь на гитаре…
“Да, я вырос с гитарой в руках. Получилось так, что я хорошо играю и на басу, и на гитаре. А Edguy как раз подыскивали себе басиста, и предложили мне присоединиться к группе. Именно поэтому многие думают, что я играю только на басу, и ничего не знают о моём умении играть на гитаре. И многих удивил этот факт, когда они взяли в руки альбом Taraxacum. И это очередной “плюс” для меня: в одной группе у меня есть возможность играть на басу, а в другой – на гитаре”.
– Можешь ли ты отдать предпочтение одному из этих инструментов?
“Навряд ли. Мне нравится и то, и другое. Для меня нет большой разницы, на чём играть. По правде говоря, я ещё немного умею обращаться с барабанами, но пока не собираюсь организовывать третью группу, чтобы проявить себя в этом качестве (смеётся). Мне нравится постоянно работать над новыми песнями, но ещё одна группа – это было бы слишком, ха-ха”.
– Как бы ты сравнил ‘Rainmaker’ с предыдущей работой группы – ‘Spirit Of Freedom’?
“Над ‘Rainmaker’ мы работали сплочённей, и слушатель, несомненно, почувствует разницу. Теперь музыканты знают друг друга намного лучше, а музыка сразу проникает в ваши сердца. ‘Spirit Of Freedom’ получился более экспериментальным, потому что тогда у меня было так много идей, которые хотелось реализовать… ‘Rainmaker’ – альбом более рок-н-ролльный, но таящий в себе немало сюрпризов”.
– Один из них ждёт нас в самом начале – первую песню открывает коровье мычание. Наверное, вы записывали его в коровнике где-нибудь за городом?
“Да-да (смеётся). Точно, в коровнике, ха-ха. На самом деле, было несколько забавных эпизодов, связанных с этим мычанием в начале альбома. Рик поёт в этой песне строчку “don’t have a fucking cow”. Это американская поговорка, которую люди используют, когда хотят сказать, чтобы человек, наконец, успокоился. И мне это так понравилось, что я решил обязательно поместить в начало альбома коровье мычание. Прикольно ещё то, что многие мои друзья говорили, что когда они слушали альбом, то при звуках мычания выглядывали в окно, находясь в полной уверенности, что где-то на улице стоит корова”.
– На альбоме также есть песня “The Red Pill”, текст которой напомнил мне о фильме “Матрица”…
“Да-да, ты абсолютно прав! Песня была написана под впечатлением от “Матрицы”. Мне очень понравился этот фильм. Во второй части всё стало таким запутанным, что я с нетерпением жду выхода на экран третьей. Отличный сюжет, отличные актёры, отличные спецэффекты. На данный момент это один из моих любимых фильмов”.
– Также есть песня “If I Had Known”, которая представлена сразу в двух вариантах: с лирикой на английском и на испанском. Интересно, как вы пришли к тому, чтобы записать её на испанском?
“Всё очень просто. Рик очень хорошо говорит по-испански, потому что он вырос на границе Америки с Мексикой, изучая сразу два языка: английский и испанский. И я сказал: “У тебя два родных языка, это замечательно. Давай запишем два варианта этой песни”. И я рад, что многим нашим фэнам, говорящим по-испански, она пришлась по душе. Надеюсь, вскоре Рик освоит итальянский, а может, даже и русский. Также интересно было бы послушать в его исполнении песню на немецком (смеётся)”.
– И по традиции, твои заключительные слова для этого интервью.  
“Как я уже говорил, надеюсь, у Taraxacum будет турне, и будет здорово, если нам представится шанс выступить и в России. Но поживём - увидим. Я также надеюсь, что вернусь в вашу страну с Edguy. Нам очень понравилось у вас, когда мы выступали в Москве в прошлом году”.

Спасибо Елене (AMG) за организацию интервью!!

 


Подписка на 2017 год через редакцию СТАРТОВАЛА! Если вы хотите получать наш журнал в течение всего 2017 года (номера с 96 по 101 включительно), вы можете подписаться на него напрямую через редакцию...




Журнал Dark City совместно с интернет-магазином RockMarket.ru объвляют о беспрецедентной акции: в продажу выставлены АРХИВНЫЕ НОМЕРА ЖУРНАЛА DARK CITY, год выпуска которых начинается с 2001 года. Товар является раритетным и количество каждого из номеров журнала строго ограничено (5-10 экземпляров). Не упустите свой шанс!






Хотите купить СВЕЖИЙ НОМЕР ЖУРНАЛА DARK CITY по самой низкой цене? Тогда вам прямая дорога в павилион B2-097 “Иностранная Пресса”, что на втором этаже "Горбушкиного Двора"!

ЕЩЁ В ПРОДАЖЕ:
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ:
Уникальное предложение! Скидки до 33%! ПИШИТЕ!