DarkCity | ведущее издание о тяжёлой и рок музыке - КЕНОТАФ 'Всегда приятно видеть...'
avto
Баннер
КЕНОТАФ 'Всегда приятно видеть...'
2017-08-23
Читателей онлайн - 408
Всегда приятно видеть старые, прошедшие огонь, воду и медные трубы, закалённые в боях метал-банды, знающие почём фунт лиха и с удовольствием «рубящие» метал по старинке. Одной из таких команд являются питерские КЕНОТАФ, возникшие из не менее известных и уважаемых команд Protozoa, Play Off и Inside. О питерском андерграунде, «социалке» и любимой музыке нам с удовольствием поведал их лидер Михаил Иванов.

- Приветствую вас! Самый первый вопрос, который я хотел бы задать: как появилось желание вновь играть тяжёлую музыку?
«Прежде всего, привет всем любителям метала! Желание играть тяжелую музыку никогда не исчезало. Но были времена, когда оно отходило на второй план. Был период после ухода из Inside, когда я занялся более традиционными вещами – работа, дом, семья, но это очень быстро надоедает. Преследует ощущение, что в твоей жизни чего-то явно недостаточно. В конце концов, стойкое нежелание быть как все взяло верх и вернуло меня на стальные рельсы тяжелой музыки. Так что получается не в желании дело, а скорее в нежелании…».

- Группа образована участниками легендарных групп Protozoa, Play Off и Inside. Расскажите же нашим читателям об этих героях питерского андерграунда
«Группа Inside была образована где-то в 1993 году её бессменным лидером Игорем Анохиным, который сейчас возглавляет довольно известный коллектив Tartharia. Я же влился в ряды Inside в 1996-м, гитаристом и пробыл там до 2001 года. Было записано 8 магнитоальбомов, которые пользовались определенной популярностью в Питере, а так же в других городах страны. К 2000 году настали непростые времена, группа явно переросла уровень клубов, на дальнейшее развитие требовались прежде всего деньги, которых у нас просто не было, к сожалению. Все чувствовали ситуацию, но сделать ничего не могли. В итоге я и барабанщик Алексей «Тенц» Тенцов были вынуждены уйти… Play Off были нашими соседями по реп-точке и мы прекрасно знали друг друга. Часто тусовались вместе. Не смотря на то, что они играли фанк а-ля RHCP, я был их фэном, т.к. делали они это на достойном уровне и были прикольными парнями. У них в арсенале тоже имелось два полноформатника. Группа развалилась где-то в конце 90-х по тем же причинам, что и Inside. Таким образом Макс Псарёв (барабанщик) теперь с Кенотаф. А вот Protozoa – это вообще феноменальная питерская банда. Коллектив очень талантливых музыкантов, который в своё время участвовал в ряде самых громких фестов, таких как “Окна Открой” и “Нашествие”. Им лично оказывал поддержку Юрий Шевчук. Они записали 3 прекрасных альбома, выпущенных лейблом Капкан Rec. Но в 2007-м по сложным причинам распались. Нынешний гитарист Кенотаф Андрей Агеев-Алёшин был в Protozoa основным композитором. Он просто бесподобный музыкант, я счастлив видеть его в наших рядах сегодня».

- Название команды перекликается с аналогичным у известных турецких дэтстеров. Чем объясняется выбор названия – желанием подчеркнуть свою стилевую принадлежность или чем-то иным?
«С названием всё не так просто. Дело в том, что в далёком 1993 году, еще до Inside, мы с Тенцом и будущим бас-гитаристом Protozoa Александром Картининым мутили свирепый дет-металлический проект под названьем Cenotaph. Никакой информации о забугорном андеграунде у нас в те времена не было, и мы без задней мысли взяли себе такое название. О турецкой банде с таким же названием и понятия не имели; к тому же на тот момент они не были настолько известны. Наш проект вскоре прекратился, а мы только спустя несколько лет узнали о существовании турецких Cenotaph. А вот уже в 2008-м, записав дебютное ЕР в том же составе, по предложению Александра Картинина просто взяли русское «Кенотаф» - замечательное слово, отлично подходит для тяжелой группы, как по значению, так и по звучанию. Так что к турецким коллегам напрямую наше название никак не относится. Не думаю, что они когда-нибудь узнают обо всём этом: у нас нет цели завоёвывать Запад и их аудиторию».

- Ваш альбом ‘Деталь’ выходит на известном лейбле Irond. Чем он привлёк ваше внимание и что вы можете сказать об альбоме как таковом?
«Irond действительно один из немногих крупных лейблов, работающих в России. Мы связывались еще с несколькими, в том числе с Фоно, но условия договора Irond нам понравились больше.”

- Почему вы выбрали именно дэт-н-ролл в качестве основополагающей творческой парадигмы? Не дают покоя лавры Entombed?
«Ну, кто-то выбирает блюз, а кто-то - фолк или хард-рок. Каждый выбирает что-то наиболее близкое себе. Кстати, если уж быть до конца точным, то наша музыка скорее является смесью дэт-н-ролла и трэша старого розлива. Вообще считаю, что немногие группы заранее выбирают конкретный стиль. Написанные композиции сами его постепенно определяют. Мы просто играем метал, т.к. никакой другой музыки никогда не играли. Касаемо лавров ВИА Entombed, то очень давно их не слушал, и если был момент на кого-то ориентироваться, то уж точно Entombed здесь ни при чем».

- Лирику группы отличает весьма жёсткий и непримиримый, даже циничный взгляд на вещи. Юношеским максимализмом это не назовёшь, так что же это – желание сказать правду в лицо?
«Жёсткий? Да. Непримиримый? Безусловно. Циничный? Вот это вряд ли. Мы пока ещё не разочаровались в жизни. Когда и если это случится, мы всё равно не станем циниками, а уйдём на пенсию и подобных песен исполнять не будем. Цинизм – удел молодежи, как мне кажется. Хотя этот молодежный модус иногда огорчает».

- Питерский андерграунд вообще отличает яркая и жёсткая «социалка». Это какой-то modus vivendi или как?
«Подобная тематика текстов присуща не только питерским исполнителям. Вот, например, была замечательная московская группа IFK. Их тексты были по-настоящему острые и беспощадно социальные. До сих пор нравится их слушать. А наши тексты я бы не назвал такими уж остросоциальными. Такой термин можно отнести лишь к нескольким вещам на альбоме: «Мой крест» и “Гори с миром…». Мы говорим о том, что нас самих интересует прежде всего. Не скажу, что собираюсь изменить мир с помощью своей лирики. Стараюсь, чтобы за тексты было не стыдно. А если люди найдут в них что-то интересное и близкое для себя, а некоторые задумаются, тогда вообще отлично. Буду очень рад. Исполняя тяжелую музыку на русском языке трудно не затронуть ту, или иную социальную проблему. Это не самоцель и не рекурсия в прошлое, во времена СССР, это просто порядок вещей, который вряд ли когда-нибудь изменится, но говорить об этом нужно. Вообще тексты для группы, исполняющей подобную музыку, являются немаловажной составляющей общего контента. Иногда создаётся впечатление, что некоторые группы сознательно обращаются к англоязычной лирике, чтобы не ломать голову над написанием текстов. Но слушатель в итоге остаётся одураченным. Когда дело касается западных исполнителей, то их лирика воспринимается как часть музыки - и этого вполне достаточно. Но когда сталкиваешься с творчеством отечественного коллектива, наряду с музыкальной составляющей важен текстовый посыл. Песни, исполненные на родном языке, всегда получаются лучше, на мой взгляд. Тем более западную аудиторию творчество российских андеграундных групп едва ли может заинтересовать».

- Ваши пожелания читателям?
«Хочу пожелать читателям такого крупного и уважаемого издания, как DarkCity, максимально позитивного настроения. Слушайте Кенотаф, посещайте концерты любимых отечественных групп, покупайте их альбомы - и тем самым вы не уроните гордое знамя русского метала! Именно это и наполняет тем неподдельным смыслом всё наше творчество. Метал в наших венах!».
 



Журнал Dark City совместно с интернет-магазином RockMarket.ru объвляют о беспрецедентной акции: в продажу выставлены АРХИВНЫЕ НОМЕРА ЖУРНАЛА DARK CITY, год выпуска которых начинается с 2001 года. Товар является раритетным и количество каждого из номеров журнала строго ограничено (5-10 экземпляров). Не упустите свой шанс!






Хотите купить СВЕЖИЙ НОМЕР ЖУРНАЛА DARK CITY по самой низкой цене? Тогда вам прямая дорога в павилион B2-097 “Иностранная Пресса”, что на втором этаже "Горбушкиного Двора"!