DarkCity | ведущее издание о тяжёлой и рок музыке - GRENOUER "Try"
avto
Баннер
GRENOUER "Try"
2017-11-20
Читателей онлайн - 122
`Try` - такое имя носит новая работа одних из долгожителей российской экстремальной музыки – группы GRENOUER. Название альбома несколько несвойственное для тяжёлой сцены, но оно очень хорошо отражает прошлое и настоящее группы. Итак, о том, что представляет собой современный Grenouer и как он «дошёл до такой жизни», мы побеседуем с его лидером Андреем IND`ом.

- Так случилось, что это интервью будут читать не только те, кто уже знаком с вашей историей, поэтому давай всё же начнём с того момента, когда группа переехала из Перми в Питер – как технически и морально прошла смена дислокации?

«Да, группа переместилась в северную столицу более пяти лет назад. Технически обрисуем это так: банда отметила своё десятилетие, записала исходники к новому (тогда) альбому, рассталась со старым драммером, рекрутировала нового, подкорректировала название с фонетической точки зрения и приняла решение о серьёзном жанровом переосмыслении творческого пути. С таким бэкграундом идея о переезде казалась тем, что называется, доктор прописал. Продав крупное музыкальное оборудование, друг за другом мы покинули родные пенаты и сняли жильё в Питере. Теперь морально: новый на тот момент барабанщик по человеческим факторам в коллектив явно не вписался, найти удачные гражданские работы на новом месте оказалось задачей не самой простой, а питерская сцена вовсе не встретила нас с распростертыми объятиями. Хотя судьба была к нам благосклонна: бытовые трудности вскоре благополучно разрешились, а через некоторое время мы нашли больше, чем нового хорошего игрока и полноценного участника группы. Новый драммер, Илья Grave (ex-Uncrossed), стал дополнительным генератором свежих идей и разделил с нами музыкальные поиски. С человеческой же точки зрения мы точно оказались ягодками одного поля».

- Почему именно Питер, а не Москва?

«Прежде всего, в Питере было кому поддержать нас на самом первом этапе, затем очень впечатляла географическая близость к Европе и, наконец, град Петра, воспетый классиками литературы, романтично манил к себе ещё с юношеского возраста. А вообще, стоит сказать – «так карты легли», и в силу вышесказанного, пасьянс вышел довольно складный. Огонь и воду мы прошли, посмотрим, ждут ли впереди медные трубы».

- Продолжая географическую линию, хотел бы спросить, на какие земли нацелена группа - на Россию или на Запад?

«Видимо, мы нацелены вверх, в астрал, в будущее, в вечность... Мы давно перестали верить в стадионный успех, поэтому творим без особых оглядок на территорию. По такому же формальному параметру, как англоязычная лирика, мы скорее смотрим на Запад, нежели на Восток». - И в итоге, знают ли вас за рубежом? «Судя по электронным посланиям – да, правда, в первую очередь из-за кавер-версии A-Ha “Take On Me”. Надеюсь, что предстоящие релизы сконцентрируют внимание на оригинальных качествах непосредственно Grenouer».

- Хорошо бы!.. А как вы оказались на британском лейбле Casket Music и на Irond’е с альбомом `Try`, и что для вас значат эти события?

«Вообще, история с `Try` подзатянулась, впрочем, на то есть целый ряд существенных предпосылок. Первоначально `Try` был записан и выпущен как трехпесенный миньон, и главная его цель была громко заявить, что мы более не та стандартная дэтовая группа, и что мы хотим и можем меняться и развиваться. Этот миньон позволил смотреть в будущее, не оглядываясь на прошлые альбомы. Продолжив сочинять в том же ключе, мы уже забронировали финскую студию Astia для записи полноценного альбома и сосредоточили все усилия на подготовке к ней. А затем грянул гром – сгорела наша репетиционная база. Сварщик на фабрике «Веретено», где мы арендовали одно из помещений, халатно отнёсся к соблюдению техники безопасности, в результате чего поджёг и свою спецодежду, и окружающее пространство. Пожарная команда прибыла уже через пятнадцать минут, но этого времени вполне хватило на то, чтобы все инструменты, комбы и прочее оборудование превратилось в груду мусора. Ни о каком возмещении ущерба, несмотря на присутствие свидетелей в момент инцидента, администрация фабрики и слышать не хотела. Судебные разбирательства редко в нашей стране заканчиваются в пользу потерпевшей стороны, поэтому оставалось только принять сей удар. Первым делом пришлось отменять студийную сессию, а затем вновь приобретать инструменты и оборудование, искать помещение – словом, зализывать раны. Огромное спасибо всем, кто поддержал нас в те дни, и гневно погрозим пальцем тем, кто счёл эту новость неким рекламным ходом. Через некоторое время группа вернулась в строй – репетиции, концерты, правда, уже не имея солидного студийного бюджета. Также в ходе дальнейшей шлифовки материала и сочинения новых тем пришло острое ощущение того, что пред- и после-пожарный материал заметно отличаются друг от друга. Тогда и было решено сделать шаг назад и довести `Try` до статуса полноценного альбома. Итак, записав новые исходники и кое-что переделав, мы съездили в Astia Studio только на сведение. Уже с этим обновленным `Try` начали масштабную рассылку как по лейблам, так и по тяжёлым СМИ всего мира. После этого можно было приниматься за свежайший альбом – без лишней суеты и с колокольни изменившегося творческого, морального, духовного состояния. В конечном итоге для этого альбома было отобрано одиннадцать композиций – пришло время, и мы отправились их записывать и сводить к Ансси Киппо, согласно первоначальным замыслам. В 2007-ом году новый альбом был закончен – он получил название `Lifelong Days`. Вот тут-то и подоспело предложение от английского лейбла на выпуск `Try` – старая рассылка принесла свои результаты. Неразумно было отказываться от этого предложения, ибо не так часто российские группы выходят в Великобритании, хотя это переиздание и отодвигает сроки реализации `Lifelong Days`. А поскольку англичане оставили нам права на Россию, то мы потрудились найти российского издателя. Irond долгие годы остается эталоном металлического лейбла, посему мы видим только положительные стороны такого сотрудничества».

- Мастеринг как ‘Try’, так и ‘Lifelong Days’ вы провели с Микой Юссилой на знаменитой Finnvox Studio в Хельсинки, причем одновременно. Каково "мастерить" альбом на Finnvox`e, и как вы умудрились осуществить мастеринг двух альбомов в рамках одного дня?

«Одной восьмичасовой студийной смены вполне достаточно для этой цели. Мастеринг - процесс крайне ответственный, но не столь долгоиграющий, как запись или сведение. Дорогостоящее оборудование и квалификация инженера делают маленькое чудо в сжатые сроки. Нам очень нравится работать с Юссилой, и к тому же для нас это был не первый опыт сотрудничества с ним. Проявляя высокий уровень профессионализма, он исключительно креативен, доброжелателен и умеет пошутить».

- Говорят, вы были у финнов в студии именно тогда, когда писался новый альбом Nightwish - виделись ли с ними, с новой вокалисткой?

«В тот же день там сводились Nightwish и записывались HIM. Даже Юссила не выдал секрет, кто является новой вокалисткой Nightwish, впрочем, самих участников этой группы в тот день не было в студии. А вот с Вилле Вало нашему гитаристу Мотору довелось немного поболтать на отвлечённые темы. Может быть, разговор вышел бы более развёрнутым, но Вилле держал в руках листок с недописанной лирикой и не стоило злоупотреблять его вниманием».

- Как вообще вам музыка Nightwish, HIM и, коль скоро вы нередкие гости в Финляндии, какие финские группы вас вдохновляют? Есть ли у вас друзья на финской сцене?

«Глупо спорить с тем, что обе группы – звезды мирового уровня и что их названия навсегда попали в анналы истории музыки. Однако лично нам больше по душе творчество таких бригад, как Waltari, Suburban Tribe, Diablo или Amorphis... Финская сцена на сегодняшний день является огромным культурным пластом и, несмотря на кажущуюся схожесть, здесь находится место всем стилям – от грайнда до поп-металла. Среди финских коллег мы поддерживаем дружеские отношения с Resleep и Stamina». - Раз уж упомянули Nightwish: в истории рока и металла было да и будет множество прецедентов смены / ухода / увольнения харизматичных фронтменов - что вы думаете по этому поводу?

«Иногда эти перемены оказываются очень удачными, вспомним Judas Priest без Хэлфорда, Motley Crue без Винса Нейла, Sentenсed c Вилле Лайхиала и даже Sepultura c Дерриком Грином (крайне спорные примеры! – прим.ред.), но и неудачных прецедентов хоть пруд пруди. История рока – это также и история перемен в составах, как восполнимых, так и невосполнимых. Как известно, у каждого свой путь».

- Не могу согласиться с приведёнными тобой примерами, но разговор не о том… А по каким причинам менялся, в частности, ваш состав?

«Деятельность любой тяжёлой группы в нашей стране непременно предполагает самоотверженность: жизнь по непростому графику, лавирование между гражданской работой, семейной жизнью и творческой наковальней и т.п. Если человек не готов следовать этой стезёй, да ещё и не находит общего языка с остальными участниками (в силу разных причин) – вопрос его ухода из группы рано или поздно встаёт ребром. Порой очень грустно расставаться с людьми, с которыми тебя связывает большое число совместных усилий и переживаний, но прощаться всё же приходится. Привлекать новых людей (даже если перемены носят прогрессивный характер) – занятие ой какое неблагодарное, потому что каждый человек хранит в себе свои, только одному ему понятные, воззрения. Вопрос в том, сколько возникнет точек соприкосновения, и будут ли все гребцы двигать вёслами в одну сторону». - А чем сейчас занят ваш бывший барабанщик Сергей Лялин, записавший всё «дэтовое» наследие Grenouer? «По информации из первых рук, Сергей ведёт обычную жизнь и даже успешно «лечился» у психолога от музыкальной зависимости. Звучит невероятно, но на него большое впечатление произвела псевдонаучная передача о непоправимом вреде тяжёлой гитарной музыки».

- Ого! Да, уж, неисповедимы пути – ни карт, ни ГАИ… Но немного отойдём в сторону – проект Tartharia, к которому участники Grenouer имели прямое отношение. Можешь ли поведать всю правду об этой группе, которая успешно скрывала своё русское происхождение?

«Моё участие в Tartharia – это вокал на альбомах `A Secret Device` и `Abstract Nation`, в группе также некоторое играл Мотор в качестве басмена и стучал тот самый драммер, который недолго продержался в Grenouer. Tartharia, действительно, при рассылке промок выдавала себя за финскую группу: меня, например, звали Тахво Кеннонен, ибо все имена участников проекта были позаимствованы из российского комедийного фильма «За спичками». Я не знаю, сработала именно эта гипотеза или всё же внимание было привлечено экспрессивным блэк/дэт замесом, но Tartharia подписала соглашение с американским лейблом Crash Music Inc., под вывеской которого и вышли два альбома. А затем мои дороги с композитором и руководителем коллектива разошлись – Tartharia сменила состав и продолжает самостоятельное движение».

- А что стряслось с ”Poetic‘zine”, твоим «подпольным» печатным изданием?

«”Poetic`zine” созрел в моей голове на волне подъема так называемых «фэнзинов» 1990-х годов. Отвечая на депеши редакторов и получая пачками довольно любопытные образцы, мне показалось, что я вполне смогу осилить и собственное печатное детище. Название родилось спонтанно, и оно было вполне подходящим, так как помимо музыкальной стороны андеграунда, я мыслил освещать и его поэтическую составляющую. К сожалению, больше трёх номеров не выдержал, хотя «издательское дело» мне пришлось вполне по душе – банальная нехватка времени и отсутствие лишних средств на развитие. Впрочем, здорово, что о нём кто-то до сих пор помнит!»

- Ну, значит, не зря всё было, не зря! Вернёмся же к Grenouer - любопытно то, что вы имеете в запасе целый полноформатный альбом, жирный козырь в рукаве. Как протекала работа над `Lifelong Days` в Astia Studio, почему было выбрано такое название для альбома?

«Название отражает ту череду трудностей, через которую пришлось пройти при сочинении и записи материала, а усилия порой были просто титаническими. Мы планировали справиться за две недели, а работа заняла в конечном итоге несколько месяцев. Неподъёмный бюджет, ломка стереотипов, неожиданные срывы, постоянные мелочи жизни – всё, казалось, противостоит нашему появлению в студии. Я, например, начал запись вокала с волосами до локтей, а закончил с прической «под ноль». Зато, безусловно, шкурка стоила выделки, и мы потрудились на славу, и Ансси Киппо выжал из нас всё лучшее – мы по-настоящему гордимся результатом. И это, явно, тема для отдельного разговора».

- Да, конечно, но скажи хотя бы, чего от вас ожидать слушателям на сей раз? На `Try` вы блеснули полиритмией и рваными рифами - продолжаете ли вы эту тему и в последней работе?

«Отнюдь. Ломаные гитары не были поставлены во главу угла – приоритетом оставался песенный подход, хотя вряд ли мы близко подошли к коммерческим направлениям. Это точно метал, а вот какой, пусть скажут критики».

- А почему и ранее в выпуске альбомов иногда были такие долгие перерывы - например, 1996-99 гг и 2001-04 гг.?

«Два-три года – нормальный интервал между альбомами для отечественной группы. Только так успеваешь и погастролировать, и посочинять, и тщательно подготовиться. Конечно, многим удаётся более ускоренный режим, но не могу сказать, что лично мы сидели, сложа руки и ждали у моря погоды».

- Какой из ваших альбомов для вас самый удачный, какая обложка самая любимая?

«Пока не вышел `Lifelong Days`, наши симпатии будут отданы `Try` - по крайней мере, именно он оказался поворотным релизом. С позиции артворка мы рады сотрудничать с дизайнерской группой ArtsKill, чья работа, как правило, выше всяких похвал».

- А что с твоей точки зрения изменилось принципиально на российской сцене за время вашего существования – суждено ли нам догнать и перегнать Запад?

«Сцена, как и все составляющие нашей действительности, претерпела общие положительные преобразования, и главное – альбомы отечественных групп перестали вызывать ушную боль. Увеличился процент достойных и самобытных команд. Однако эти изменения по-прежнему не выдерживают сравнений с мировой сценой. Пока мы лихо крутим педали трехколесного велосипеда, западные группы спокойно жмут на газ спортивного автомобиля. Пока отечественная экономика и политика в целом не выйдут на цивилизованный уровень, мы обречены плестись и в культурном хвосте. Что бы нам ни навязывали официальные таблоиды, сегодняшняя Россия мало, чем может гордиться, разве что безграничным терпением своего народа. Это непосредственно отражается и на уровне тяжёлой отечественной сцены, ведь единственным серьёзным прецедентом экспорта на международный рынок до сих пор остаётся группа Gorky Park (Парк Горького), и было это почти 20 лет назад...» - Ну, а мы, значит, в данной ситуации присутствуем при очередном «походе на Запад» наших соотечественников! Что ж - let`s TRY!
 



Журнал Dark City совместно с интернет-магазином RockMarket.ru объвляют о беспрецедентной акции: в продажу выставлены АРХИВНЫЕ НОМЕРА ЖУРНАЛА DARK CITY, год выпуска которых начинается с 2001 года. Товар является раритетным и количество каждого из номеров журнала строго ограничено (5-10 экземпляров). Не упустите свой шанс!






Хотите купить СВЕЖИЙ НОМЕР ЖУРНАЛА DARK CITY по самой низкой цене? Тогда вам прямая дорога в павилион B2-097 “Иностранная Пресса”, что на втором этаже "Горбушкиного Двора"!

ЕЩЁ В ПРОДАЖЕ:
РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ:
Уникальное предложение! Скидки до 33%! ПИШИТЕ!
Пока их интересы не пересеклись с интересами более могущественной группировки, главари которой решили, что два лихих парня в их делах лишние. В результате хитроумной подставы брат Драйва погибает, а сам он попадает за решетку. Отсидев десять лет, бывший грабитель выходит на свободу с единственной целью – все, кто виновен в гибели его брата, должны умереть.