DarkCity | ведущее издание о тяжёлой и рок музыке - ЧЁРНЫЙ ОБЕЛИСК "Интервью с группой"
avto
Баннер
ЧЁРНЫЙ ОБЕЛИСК "Интервью с группой"
2017-03-24
Читателей онлайн - 87
- Для начала вопрос о вашем туре «9000 дней» по сибирским городам (на момент интервью команда посетила Иркутск, Братск, Красноярск, Новосибирск, Омск), посвящённом 25-летию группы: организация концерта в каком из городов понравилась больше всего?
Дмитрий Борисенков: В предыдущем городе понравилось…
Максим Олейник: В Новосибирске и Омске.
Д.Б.: Здесь нам тоже очень нравится. Два города пока лучшие в этом смысле, в бытовом.
М.О.: А по народу Иркутск с Братском были, вообще-то, покруче. Публики больше всего было, по-моему, всё-таки в Братске.
Даниил Захаренков: А по-моему, в Иркутске. Клуб там маленький, но народу набилось очень много. В Братске, наоборот, клуб большой был, поэтому не так «массивно» публика смотрелась.
- Помимо концертов, для чего-то ещё в городах задерживались? Прогулки, кино, достопримечательности?
Д.З.: У нас были не прогулки по городу, а прогулки в кино.
Д.Б.: Мы ездили на Братскую ГЭС…
Д.З.: …на Байкал.
Д.Б.: Ну, это нас сначала хватало на культурную часть.
- Задерживались вообще в городах больше 24-х часов?
М.О.: Было дело – в Красноярске.
Д.Б.: У нас на очереди ещё два города, а потом – в Москву.
- Сначала говорилось, что в туре будет десять городов. Почему в итоге осталось семь?
М.О.: С организаторами не сумели договориться, поэтому осталось семь городов.
- В Иркутске у вас на разогреве две команды выступали – Circuit и Tarina, в Братск за вами увязались Circuit и добавилась местная группа ВИМАНА. Эти коллективы как-то заинтересовали?
М.О.: Братская команда ВИМАНА очень нам понравилась, несмотря на то, что молодые, играют хорошо. По поводу Circuit… эти не так заинтересовали. Пенсионеры иркутские. Алкоголики и старики. Больше всего запомнилось: они нас встречали уж «готовые». Красавцы, короче. Пили всю дорогу, с утра у них норма – пузырь водяры.
- В сибирском туре вас где-нибудь встречали негативно?
М.О.: Не было такого.
- А когда на концерте в последний раз приходилось кулаками помахать?
М.О.: Было у меня это один раз, но к «Чёрному обелиску» не имеет никакого отношения.
Д.Б.: В 90-х, бывало, такое случалось.
- Окей, поскольку затронули тему разогрева, задам такой вопрос: вам когда-нибудь случалось выступать на разогреве?
Д.Б.: Всем когда-то случалось выступать на разогреве. А кого мы «грели»? Давненько это было, в 90-е. Если интересуют западные коллективы, то это были Faith No More, Accept, Sepultura. Faith No More приезжали летом 1993-го… Запомнилось, что тогда я шёл через «Лужники», которые перекопали, с гитарой, перелазил через кучи песка, скакал через рвы… вот это мне больше всего запомнилось. И дико громкий звук на сцене, конечно.
- В настоящий момент вы заняты в каких-то других коллективах?
Д.З.: Да, я играю в группе «Артерия». Выучил на старости лет несколько песен «Арии». Сергей Терентьев, Сергей Кутаев, Сергей Ванюшин, Григорий Стрелков и я – достаточно сплочённый и боеспособный коллектив.
- Сейчас всех мучает вопрос о «Трибьюте»…
Д.З.: Нас не мучает, потому что мы не имеем к этому «Трибьюту» никакого отношения. Поскольку не мы его делаем, мы и не знаем, что там с ним и как. Также и с идеей… не мы ей загорелись, не мы её воплощаем в жизнь. Идея была тех людей, которые делают «Трибьют» «Арии». Они же займутся «Трибьютом» «Мастера». Что касается нашего «Трибьюта», я слышал те песни, что выложены в Сети, там 2-3 хороших кавера, несколько достаточно ровных песен, все остальные, мягко говоря, невыдающиеся.
- Что у вас с новым альбомом?
Д.З.: Пишем. Там будет 12 или 13 песен. Стараемся его сделать побыстрее.
Д.Б.: Хотелось бы, чтобы в этом году вышел.
Д.З.: Хотелось бы… а получится, наверное, только в следующем.
Д.Б.: Загвоздка в нехватке песен. Если пара авторов или хотя бы один написали нам парочку текстов, то альбом, возможно, вышел бы в этом году. Простаиваем, как говорится, вхолостую.
Д.З.: Вся проблема – в хороших текстах. Дмитрий Александрович пишет туго, а у сторонних авторов брать нечего, к сожалению. Их нет, или они уже расхватаны. С нашей стороны можем сказать, что мы заплатили бы огромный гонорар за хороший текст песни.
- Вы редко выступаете, в частности, в Москве, придерживаясь практики «меньше концертов, но лучше». Как прокомментируете такую тактику?
М.О.: Сейчас мы придерживаемся тактики «меньше концертов, но больше денег».
Д.З.: В Москве мы выступаем редко, во-первых, потому что негде, а во-вторых, столица уже настолько перекормлена концертами, что люди на них попросту перестают ходить. Смысла давать концерты часто нет никакого.
- Сейчас вспомните, какие инструменты у вас были первыми?
Д.З.: Первая моя бас-гитара – Fender. Потом была куча чехословацких и немецких инструментов. Советского «Урала» у меня долго не было, так что стадию «Уралов» мне удалось обойти. Вот только в прошлом году подарили. Теперь висит, как говорится, прибитый гвоздями к стене.
Д.Б.: Мне тоже удалось миновать стадию «Уралов». Первая «электричка», на которой я играл, это Yellow Bass, жёлтая треуголка такая.
Михаил Светлов: У меня - Led Star.
Д.З.: Yellow Bass – довольная комфортная и лёгкая вещица.
Д.Б.: Комфортная? Мне она такой не казалась. Удобная – прямо руки оборвать.
Д.З.: Почему? Когда стоишь, по-моему, довольно удобная вещь.
Д.Б.: Да, это когда стоишь, а когда сидишь – ничего подобного. Дома-то, например, зачем стоять.
Д.З.: Дома зачем стоять? А перед зеркалом или перед шкафом полированным? Все так стояли, представляя себя рок-звёздами.
М.О.: Я, например, не стоял перед зеркалом и не сидел. Первый мой инструмент – ударная установка «Энгельс». Она стояла у меня дома. Я в то время жил на девятом этаже, так стучал, что отзывались даже соседи с первого.
Д.З.: Наверное, одобрительно отзывались. Мол, далеко пойдёт мальчик!
М.О.: Это были 90-е и тогда кому-то что-то доказать было гораздо проще, чем сейчас. Ни милиции, ни других «всемогущих» инстанций поблизости не было. Даже жалоб, насколько я знаю, на меня, лихого барабанщика, не было. И по трубам молотком соседи ни разу не стучали.
- А что с сегодняшними вашими инструментами? Довольны ими?
М.С.: Как гитаристы, мы полностью довольно. И даже хотим выразить свою благодарность омской фирме AMT.
- А с какими «примочками» AMT вы работаете?
Д.Б.: Сейчас AMT SS-11. А почему именно они? Очень хороший звук, что называется, в очень маленьком объёме. То есть маленькая «примочка», а звучит очень и очень «по-взрослому». Тут на днях стоял Rectifier Mesa/Boogie стандартная голова. Попробовал в «голову», попробовал в «примочку». Сам перегруз, в смысле. В итоге выбрал «примочку». Ну и, в принципе, она намного больше нравится.
- Вопрос Дмитрию: почему вы всегда возите с собой собственный микрофон Audio-Technica AE 6100?
Д.Б.: В первую очередь, по той простой причине, чтобы не «облизывать» грязные чужие микрофоны, во-вторых, потому что он мне подходит наилучшим образом, в-третьих, он очень мощный, поэтому спасает на каких угодно площадках.
- Можете назвать первые западные группы, которые услышали?
М.О.: Из метала – «Слэер». Из «неметалла» - Челентано.
М.С.: «Бони М».
Д.Б.: Дин Рид.
Д.З.: Элвис, «Битлз».
- По поводу вашего невыступления на «Нашествии»: всё связано с кидаловом со стороны «Нашего радио» в 2006-ом?
Д.Б.: Вообще, проблема не в том, что песни «Чёрного обелиска» не включили в ротацию «Нашего радио», как было обещано. Нечего там делать, на «Нашествии».
М.О.: Из российских крупных фестивалей нас привлекают только те, где деньги платят. Крупные, я имею в виду. А на халяву работать на задворках «Нашествия» что-то не хочется.
- На фестивалях вы не бываете, зато на байк-шоу по России выступаете довольно часто.
Д.З.: Организаторы байк-шоу – это одни из немногих людей, которые действительно нас поддерживает.
- У всех участников группы музыка – единственное в жизни «доходное» занятие? Или кто-то работает на «настоящей» работе?
М.С.: Мы музыкой начинали заниматься как раз для того, чтобы в будущем не работать.
Д.Б.: Музыка, в общем-то, такая же работа, и религию из неё устраивать не нужно. Реально талантливых людей в большой рок-музыке мало. Девяносто процентов выступающих музыкантов – это ремесленники.
Д.З.: Как могильщики в «Гамлете».
Д.Б.: А нашим соотечественникам достаточно и ремесленников, как показывает статистика.
- В одном из интервью вашей группы говорилось, что после 30-ти лет занятия музыкой возможности творческого роста уже нет?
Д.Б.: Совершенно верно. И чем раньше, тем лучше. Если в сознательном возрасте ты не добился чего-то в музыке, нужно это дело бросать и искать себя в каком-то другом занятии.
- Что с вашими фанатами? Почему нынешняя армия поклонников состоит, в основном, из молодых людей?
Д.Б.: Так всегда было и будет. Основная потребительская масса «музла» - это люди, ещё не пошедшие в армию. А после армии уже редко кто продолжает «фанатеть».
Д.З.: Фан-клуба как такового у нас нет, численность группы «Вконтакте» чуть больше восьми тысяч человек.
- Основная статья доходов группы – это концерты или продажа дисков?
Д.З.: Концерты.
- После записи саундтрека для компьютерной игры «Адреналин Шоу» вы занимались подобными проектами?
Д.Б.: Нет, это недоходные проекты, поэтому нет. В нашей стране занятие музыкой – вообще чертовски малодоходная вещь.
М.О.: За исключением тех дибилоидов, которых показывают по MTV.
- Не могу не спросить про «продукт высокого качества». Когда-то формулу его достижения вы охарактеризовали как «отличная предварительная подготовка + использование высококачественного оборудования + привлечение профи». Сейчас вы можете добавить в эту формулу какие-то новые составляющие?
Д.Б.: Всегда должен быть привлечён человек «со стороны», потому что какие бы профессионалы в группе не играли, всегда будет присутствовать некая несогласованность, каждый будет тянуть одеяло на себя. Как правило, когда записывается альбом, все неудачные моменты выплывают из того, что кто-нибудь начинает говорить «я хочу, чтобы здесь было вот так, а тут вот так». Они не видят, как этот «продукт» люди будут слушать, они его видят со своей колокольни. Короче говоря, каждый любит в альбоме «себя», а особенно, когда этого «себя» там много. С Запада идёт колоссальный поток качественной музыки потому, что там продюсеры – самые главные люди в музыкальном бизнесе. На Западе, чтобы стать продюсером, сдают кучу экзаменов и тестов. А у нас продюсер – это человек, у которого есть деньги, в музыке, скажем так, они несильны. И музыканты у таких продюсеров, соответственно, это набор мартышек, которые взяли гитары в руки в 16 лет и сразу начали играть «метол», ничего, определённо, в музыке не понимающие. Со всеми вытекающими последствиями. В Швеции молодым группам государство выделяет субсидии на занятие музыкой, а меня государство вспоминает только в тех случаях, когда я ему что-то должен. К примеру, высылает мне повестки в суд, потому что местная ФМС не знает о том, что я переехал в на другое место жительства, причем продолжает слать по старому адресу, и даже после того, как я им всё оплатил, они продолжают слать повторные повестки «А не хотите ли вы заплатить, Дмитрий Александрович?». Какая страна, такая и музыка.

 


Подписка на 2017 год через редакцию СТАРТОВАЛА! Если вы хотите получать наш журнал в течение всего 2017 года (номера с 96 по 101 включительно), вы можете подписаться на него напрямую через редакцию...




Журнал Dark City совместно с интернет-магазином RockMarket.ru объвляют о беспрецедентной акции: в продажу выставлены АРХИВНЫЕ НОМЕРА ЖУРНАЛА DARK CITY, год выпуска которых начинается с 2001 года. Товар является раритетным и количество каждого из номеров журнала строго ограничено (5-10 экземпляров). Не упустите свой шанс!






Хотите купить СВЕЖИЙ НОМЕР ЖУРНАЛА DARK CITY по самой низкой цене? Тогда вам прямая дорога в павилион B2-097 “Иностранная Пресса”, что на втором этаже "Горбушкиного Двора"!

РЕКЛАМА В ЖУРНАЛЕ:
Уникальное предложение! Скидки до 33%! ПИШИТЕ!