DarkCity | ведущее издание о тяжёлой и рок музыке - РОГАТЫЕ ТРУПОЕДЫ 'В переулке ветер свищет...'
avto
Баннер
РОГАТЫЕ ТРУПОЕДЫ 'В переулке ветер свищет...'
2018-11-14
Читателей онлайн - 123

РОГАТЫЕ ТРУПОЕДЫ

В переулке ветер свищет, десять градусов мороз. Трупоед с женой тут рыщут, крепко мёрзнет красный нос. Кремль чернеет на пригорке, в его тьме блестят глаза... Раскопали близ кафешку – и давай со мной болтать!.. В общем, девок и секса не было, но трупный яд был: по словам Некрозавра, именно из соответствующей субстанции (правда, не людской, а бактериальной) на самом деле состоит пиво. От греха подальше поверим ему – а по пути упомянем, что ниже тебя ждёт редкое серьёзное интервью на тему РОГАТЫХ ТРУПОЕДОВ, лишённое привычного и слегка поднадоевшего стёба. Позже Некрозавр сказал мне, что в этом виноват я. И на всякий случай я решил не спорить...

- Скажи, насколько велика пропасть между первоначальным мультяшным    проектом, который задумывался ради забавы, и группой, которая всерьёз выпустила уже четвёртый альбом?
«Для начала надо сказать, что группа никогда не задумывалась как мультяшный проект ради забавы. Мы просто придумали группу, придумали для неё историю, но сама группа всегда была серьёзной. То есть это никогда не было шуткой. Другой вопрос, что мы не лишены чувства юмора и готовы делать это всё с несерьёзным лицом, но к работе относимся профессионально. Это не то что сидит там какой-то композитор и ваяет хиты на коленке».

- А если сравнивать нынешних Трупоедов и тогдашних – скажем, не 2014-го, а 2009-го, – то в чём будет основное отличие?
«Хочется верить, что мы стали профессиональнее. Мы стали лучше писать, лучше играть, больше внимания обращать на саунд. С альбомом 2009 года была такая история, что он сочинялся и записывался 4-5 лет – это был страшно долгий процесс, растянутый по времени по неизвестным причинам. Альбом 2014 года тоже долго сочинялся, плюс у нас поменялся состав, что также затянуло процесс записи. А в этот раз мы постарались финишировать максимально быстро. Когда мы поняли, что у нас имеются готовые песни и мы их разучили, то быстренько поехали на студию, за месяц всё записали, ещё за месяц всё свели – и вот, пожалуйста. Забегая вперёд – у нас уже есть определённое количество материала на пятый альбом, и я очень надеюсь, что в течение двух лет мы его реализуем. Но опять же – каждый раз, когда я так говорю, всё это обычно превращается в бесконечную эпопею…»

- А мы ведь это ещё и опубликуем…
«Да-да, вообще кошмар! (дружный смех)».

- Расскажи о свежем альбоме ‘Eclectopsy’ – я заметил, ты любишь это дело!
«Альбом собран из частей, разнесённых по времени. Песню, которая стоит первой в треклисте – «Ride of Your Life», – мы гоняем, наверное, года с 2006-го».

- Ого…
«Музыка к ней была почти готова уже тогда, а текст я начал писать ещё раньше – в 2004-м. Постепенно мысли складывались, но песня не имела завершённого вида. Дописалась она только в позапрошлом году – когда я понял, что нужно делать в припеве и про что она в итоге должна быть. Реально – песня писалась десять лет!»

- А откуда в ней вообще такие интересные мелодии? Похоже на готик-метал…
«Насчёт мелодий нужно спрашивать у композитора. Готик-метал – да, возможно. Когда мы репетировали, я вначале давал немножко Рибейру; потом поняли, что Рибейру из меня не очень, и получилось то, что получилось. Это что касается первого трека. Далее: «Pink» – это относительно новая вещь; подряд они с первой песней идут потому, что мы решили – будет прикольно, если всё начнётся медленно, а потом бамс – и до свидания. Называется она так по одной простой причине: однажды мне пришло в голову, что мужчины до определённого момента не носят розовое. Мол – смотрите, он надел розовый галстук, this is so gay… А потом я понял, что только настоящий мужик может позволить себе надеть розовый цвет. Поэтому мы и написали песню «Pink» (смеётся)».

- Ты понял, что ты достиг!
«Именно! Плюс, меня вдохновил один питерский персонаж по имени Саша Шпак. Такой страшно перекаченный мужик, зататуированный под ноль, он стачивает себе клыки – видел его, наверное…»

- Да-да!
«Ну и вот. Если ты когда-нибудь видел интервью с ним, то мог заметить, что этот человек очень умный (дружный смех) – абсолютное несоответствие обложки и содержимого. И дело в том, что он очень любит щеголять в розовых труселях. Приходит такой в качалку весь надутый, в татуировках и начинает садиться в розовом с каким-нибудь огромным весом. На него смотрят и такие: эээ… ну, видимо не надо ему ничего говорить (дружный смех). Следующей песней у нас идёт «Крафтовый мир», который, как и «Legacy of Cursed…», был выпущен чуть раньше в качестве интернет-сингла. Ну, здесь понятно – это такое издевательство над модным хипстерским миром».

- Это своего рода наезд, я прав?
«Да знаешь, все мы немножко хипстеры. Сложно наезжать самим на себя…»

- Я почему спрашиваю. В интервью с редакцией, которое опубликовано в сотом номере, отвечая на вопрос, кто что пьёт, ты привёл целый список элитных напитков и завершил его так: «…и всё, что должно присутствовать в баре всякого респектабельного джентльмена». То есть в итоге ты выстраиваешь точно такой же список, как у хипстера в этой песне!
«Безусловно! Просто я всегда был против того, чтобы относиться к себе или какому-либо сообществу слишком серьёзно. Как есть чересчур серьёзные металисты, рэперы, бизнесмены, так же есть и слишком серьёзные хипстеры. Чувство юмора очень важно. Михаил Михайлович Жванецкий считает, что это самая важная черта как в мужчине, так и в женщине. Текст «Крафтового мира» в какой-то момент был злым, в нём было много язвительных строчек, и обращался он на «ты». Со временем я, во-первых, убрал всю злобу, а во-вторых, понял, что нужно всё петь от первого лица. Тогда прямой наезд исчезает, и всё подаётся в более правильной манере. Затем – «Legacy of Cursed Malakak». Здесь тоже ничего сложного – песня по вселенной “Чужих», которых я очень люблю (демонстрирует висящий на шее железный кулон с выразительным ксеноморфом). Вышел такой бодрый трэш-метал. Опять же – я хотел написать к ней довольно злой текст, что-то очень серьёзное, но когда дошёл до рифмы «Uncontrolled mutation – experimentation», понял, что получается такой стандартный трэш 80-х и надо бросать изначальную затею (смеётся)».

- Касаемо вселенной Чужих: все ли сиквелы, приквелы и скрещения ты считаешь удачными?
«Смотри. Первые четыре части я люблю безоговорочно. «Чужой против Хищника» – первый был хороший, второй – клюква. Я не против киноскрещений, просто вышло неудачно. Как раз недавно я начал читать соответствующие книги, прочитал почти всех «Чужих», и вот когда закончу «Чужого против Хищника», смогу точно сказать, насколько это имеет право на существование. «Прометей» мне ОЧЕНЬ понравился – я был очень рад, что Ридли Скотт решил увести всё в другую сторону и рассказывать уже не про ксеноморфа, а про инженеров. Потому я ужасно ждал «Чужой: Завет» – наконец-то мы узнаем, откуда мы вообще пришли!.. И… в итоге я буквально плевался кислотой Чужих (дружный смех). Насколько я понял, там были неплохие задумки; но потом пришёл Ридли Скотт, которому, судя по всему, в силу возраста уже нельзя давать сценарий в руки (смеётся), потому что он сразу начинает пихать туда Иисуса и так далее».

¬    - Ясно. Ну тогда давай вернёмся к альбому!
«Следующим у нас идёт «Драконик-алкоголик». Основная идея этой песни заключается в том, что у каждого человека есть в желудке дракончик – когда голодный, иногда говорят: дракончик проснулся. А у некоторых людей дракончиков два: один отвечает за жрачку, а второй за бухло. Основной текст написан по мотивам замечательной поэмы «Москва – Петушки» Венедикта Ерофеева, чья цитата в треке тоже присутствует. Если читал книжку – то знаешь, о чём там речь. Если не читал – очень советую, книжка хорошая! Кстати, текст помогала писать моя жена (указывает на сидящую рядом супругу Инну): вроде тихо сидит…»

- Но громко звучит!
«Да-да! Дальше по списку у нас «Hell’s Bells and Buckets of Blood». Это самая любимая песня на альбоме у всех – честно, у всех! – кто уже успел послушать альбом. Музыка к ней датируется примерно 2011-2013 годом. Я достал её и сказал: надо делать. Мне отвечают: подожди, она же в строе «ми», надо перестраивать под пониженный строй. Я говорю – мне по фиг, в чём она, перестраивайте, надо делать (смеётся). О чём эта песня? Да ни о чём. О Томе Уэйтсе на стероидах (смеётся) – этакий оммаж великому маэстро, если хочешь. Мы просто хотели передать похожее настроение и надеемся, что именно этот трек выстрелит не только среди металлической публики, но и в более широких кругах».

- Следующая песня «Влюблённый трупоед» как-то связана с реальностью?
«Нет, конечно, это просто фантазия. Вышла этакая опера. Есть главный герой, у него есть предмет воздыхания, а у неё есть любовник. Шекспировская трагедия, которая заканчивается по-шекспировски вкусным ужином (дружный смех)».

- А что у нас с «Вальгаллом»? Текст просто прекрасен!
«Спасибо, старались! Тут идея абсолютно не моя – был такой шикарный мультик...»

- Да-да, где викинга в конце выдернули из Вальгаллы обратно на землю.
«Вот-вот. Песня – по этому мультику. На самом деле, я хочу как-нибудь попробовать попросить у кого-нибудь разрешения использовать их видеоматериалы, чтобы сделать видос из этого».

- Кстати о видосах. Клипы Трупоедов – это обычно либо лайвы со студийным звуком, либо коллажи со сценами из фильмов или меняющимися картинками. А планировали ли вы когда-нибудь снимать полноценные видеоклипы?
«Как раз очень хочу на новом альбоме это воплотить, как минимум – на «Ride of Your Life». Вопросы рождаются банальные – во-первых, время, во-вторых, бюджет. Найти единомышленника, который был бы рад заняться, можно, просто нужно ему деньгу какую-то за это заплатить. Стандартная проблема для стандартной российской метал-команды. Найдём бабосы – сделаем. Но да, теперь я точно хочу снять клип».

- Окей, поехали дальше!
«Да, до «Вальгалла» мы с тобой пропустили ещё «Hell is just Other People» («Ад – это просто другие люди»), она же «Introvert’s Soul». Интроверту в этом мире живётся плохо, тяжело, его все достают; и в итоге он придумывает, как от всех избавиться – он просто вышибает себе мозги! Но не тут-то было: только он успевает улечься в гробу и успокоиться, как понимает, что вокруг куча зомби, которые тоже хотят общаться. Ад для интровертов заключается в том, что для них нет отдельного котла! (дружный смех) Вот такая грустная история, в чём-то даже трагичная. Дальше – «Drink until We Drop». «Пей, пока не свалишься под стол». Просто песня про бухло. Никакого двойного дна, тройного смысла – ни-че-го. Ну и последняя песня – «Мы самые хорошие»».

- Почему в ней упомянут Rock House? Он стал таким же родным, как Р-Клуб в своё время?
«Просто мы последние лет пять почти нигде больше не играли. Поэтому он стал не то чтобы родным, но... просто мы вне него почти не бываем».

- Новый альбом, следуя своему названию, получился самым разнообразным альбомом в истории Рогатых Трупоедов. Это была изначальная идея?
«Специального плана не было. Но когда мы подобрали треки, там были ещё какие-то другие, от которых мы отказались в пользу как раз менее стандартных. То есть когда встал выбор, поставить, как обычно, на диск несколько чисто дэтовых вещей или же понабрать максимально разных, мы выбрали второе, чтобы получилась эклектика».

- Интересно!
«Ну просто так прикольнее!»

- В «Симпсонах» был такой эпизод, в котором Гомер сокрушался: «Ты только посмотри на этих звёзд: я всех их знаю, а они даже не подозревают о моём существовании». Те зарубежные музыканты, с которыми ты знаком, общаешься и дружишь, – знают ли они о существовании Трупоедов? Слушают ли?
«Кто-то знает. Бласфимер точно знает, Moonspell точно знают. Слушают ли? Если у них спросить, наверное, вежливо ответят, что да, потому что они люди вежливые. Если надавить и начать расспрашивать, какая песня больше всего понравилась, скорее всего, напишут «отстань» (смеётся)».

- Прости мою «втанковость»: у кого из забугорных грандов вы выступали на саппорте, помимо Children of Bodom и Die Apokalyptischen Reiter?
«Сейчас я тебе даже попробую перечислить. Бодомы были первыми; после них были Pungent Stench, Impaled Nazarene, Mystic Circle, Kiuas (пауэр из Финляндии – прим. Sirius)… Всех сейчас не вспомню».

- А последний раз был давно?
«Последний раз были Райтеры в 2011-м».

- Хочется ли как-то продолжить это дело?
«Ты знаешь, хочется, но ни для кого не секрет, что это также стоит денег – пусть и не очень больших, но всё же. Кроме того что ты оплачиваешь выступление, тебе ещё нужно арендовать бэклайн, а также учитывать статус самой группы и адекватность промоутера – ведь тебе необходим саундчек. Как правило, с этим возникают определённые трудности. Например, с Бодомами мы настройку еле-еле отвоевали – и то благодаря нормальным отношениям с Алекси Лайхо, которого я тогда просто знал. Время идёт, мы должны провериться, а организатор не даёт вынести свой аппарат на сцену, говорит – вы будете разогреваться после Бодомов. А у Бодомов ничего ещё даже близко не подключено. В какой-то момент я просто подбегаю к Алекси и говорю: можно мы сейчас вот быстро всё это сделаем и уйдём? Он отвечает: конечно, можно. Худо-бедно провели саундчек, в результате нормально выступили, было весело. Так что надо заранее понимать, насколько конкретный разогрев будет к месту, какой от этого будет выхлоп и сколько денег ты на это потратишь. И придётся выбирать: либо ты выступаешь с разогревами, либо пишешь альбом. Можно, конечно попробовать эту тему с краудфандингом, но мне неизвестно, насколько у нас сейчас большая фэн-база; и потом, если всё получится, то надо будет потом это всё упаковывать, рассылать, ездить на почту...»

- Можно кусочки трупов слать.
«(прерывается, делает мученическое лицо) Ну чувак, я тебя умоляю. Ну мы так хорошо с тобой ладили! (смеётся)»

- Хотя бы резиновых!
«А действительно, можно попробовать. Заказать там резиновые пальцы, например».

- Как добивались такого хорошего плотного звука на новом альбоме?
«Хороший звук, как я считаю, у нас начался на ‘Забодаю и Съем’, и начался он у нас исключительно потому, что мы почти не лезли в этот процесс. Ошибка, которую совершают, по-моему, 100% молодых музыкантов, состоит в том, что, написав первый альбом, они приносят звукорежиссёру Pantera или Slayer и говорят: мы хотим вот так. Но они не понимают, что, во-первых, звукорежиссёр мог не иметь дела с Pantera или Slayer, а во-вторых, чтобы звучать как Pantera и Slayer, надо играть как Pantera и Slayer (смеётся). А если ты не играешь как Pantera и Slayer, то никакой звукорежиссёр ни из какой хроматической гаммы ничего не нарежет, и ни фига не получится. На первых двух альбомах мы сильно влезали, объясняли, какой мы хотим микс... а начиная с ‘Забодаю и Съем’ мы просто сочиняем материал и оставляем его Коле (Венгржановичу, звукарю – прим. Sirius). Тот делает его и присылает нам первый вариант, который, как правило, уже рабочий. Потому что Коля с нами давно работает и знает, чего мы хотим. А мы уже лишь слегка корректируем – вот тут чуть-чуть приспустить, вот тут приподнять, какой-нибудь косячок подправить и всё. Если не лезть с советами к звукорежиссёру, то чаще всего получается хорошо. Entombed, например, так сделали: они в какой-то момент отдали альбом звукарю и сказали – сведи и отмастери. Просто забили и всё. Тот сделал, прислал, они сказали спасибо, и на этом разговор был окончен. Вообще, в какой-то момент нужно песни отпускать – они же всё равно будут жить своей жизнью. А все как с детьми носятся, которым в 25 лет всё ещё шарфик завязывают. Нинада!»

- А что за история с поклонником из Финляндии?
«Чистая правда! Замечательному мальчику по имени Сису на тот момент было года четыре, сейчас уже девять. Я ведь когда учился, у меня второй язык был финский; я ездил на длительные стажировки в Финляндию и завёл там много друзей. Соответственно, позже стал рассылать свои диски. И вот, замечательный мальчик Сису услышал ‘Забодаю и Съем’, и тот ему прямо зашёл, он его крутил. А потом у них в подготовительной школе случился день, в который все дети должны были принести музыку, которая им больше всего нравится, и поставить её своим друзьям. Сису принёс ‘Забодаю и Съем’. Самый классный момент заключался в том, что в этот самый день в школу позвали всех бабушек и дедушек (дружный ржач). Смешно то, что родители были не в курсе, и им потом сказали: вы вообще в курсе, что ваш ребёнок в школу принёс? (смеётся) Вообще, у нас с детьми на удивление хорошие отношения. Есть другая история. У наших поклонников в Москве деть (я решил не править это слово! – прим. Sirius) лет в 12-13 почему-то тоже очень увлёкся нашим творчеством. Потом у них в школе было задание придумать и принести какой-нибудь театральный образ; он надел килт, шипы, цилиндр и всё подобное и всем объяснил, что это Некрозавр (смеётся)».

- Готовясь к интервью, листал журналы, искал старые интервью, рецензии и наткнулся на ревью к дебютному альбому ‘Девки, Секс и Трупный Яд’, которую написал наш главред. И оно трёхзвёздочное. Как ты сам с высоты лет оцениваешь ваш дебютник?
«Если иметь в виду качество музыкального материала, я бы оценил его всё-таки выше. Потому что песни там хорошие. Они плохо сыграны и записаны. Дело в том, что на запись того альбома у нас было два дня. Два! Потому поступили мы следующим образом. Я где-то прочёл, что какая-то культовая группа писалась сразу всей толпой, а потом просто отдельно прописывала вокал. Так мы и сделали. А учитывая, какие мы были виртуозы и какой у нас был продвинутый звукорежиссёр... ну, собственно, вот так оно и звучит (усмехается). Собственно, на обоих будущих ЕР мы перезаписали по одной песне с дебютника, и я надеюсь, что мы таким образом когда-нибудь перезапишем его целиком. Песни-то хорошие!»

- Но «Я на солнышке гнию», наверное, уже не стоит?
«Нет (снова усмехается). Я потратил слишком много времени на то, чтобы эта песня перестала быть визитной карточкой группы. Одно время это было просто невозможно. Поэтому мы её не играли на концертах лет десять, я наотрез от этого отказался. Музыканты меня ненавидели за это. Зато я добился своего, и больше мы с ней не ассоциируемся. Теперь мы ассоциируемся с «Девками...» и с «Vorona...» – тоже кавер, но хотя бы хороший. Можем сыграть «Солнышко» по какому-нибудь праздничному поводу, но не более. Думаю, сейчас у нас в загашнике достаточно хороших песен, чтобы не исполнять её».

- Помню, в десятом классе меня очень впечатлило, во-первых, «Солнышко», а во-вторых, «Девки, Секс и Трупный Яд» – до сих пор считаю её вашим главным хитом, несмотря на неидеальный звук.
«Да, это одна из немногих песен, которые были действительно хорошо прописаны. Роман Михайлович Гурьев (Arida Vortex) прописал на ней шикарное соло. Он просто приехал на студию и что-то на шару сыграл. Ну, он гитарист от Бога!»

- Если вдруг группу постигнет очередная перемена состава, сможете ли вы в свой подчёркнуто джентльменский коллектив взять на постоянной основе девушку?
«Никогда не говори никогда, но... Я надеюсь, что перемен в составе больше не будет. У нас команда очень семейная. Кто-то лукавит, говоря, что группа – это вторая семья, а у нас оно так и есть. Мы все друг на друге женаты, хоть это и тяжело иногда... но разводиться ещё тяжелее».

- С девушкой тем более!
«Если же чисто гипотетически, то... ну я думаю, да. Главное, чтобы человек вписался психологически. К тому же, у нас всё ещё энное количество неженатых участников, хе-хе!»

 
Благодарю Некрозавра за организацию интервью с самим собой!