DarkCity | ведущее издание о тяжёлой и рок музыке - BUTTERFLY TEMPLE 'Двадцать один год прошёл...'
avto
Баннер
BUTTERFLY TEMPLE 'Двадцать один год прошёл...'
2017-03-24
Читателей онлайн - 144
Сергей «Авен» Аванесов (клавиши), Николай Коршунов (бас), Александр «Ратияр» Буланов (вокал) – трое из нынешнего боевого состава знаменитых BUTTERFLY TEMPLE сегодня на связи и держат ответ за всё, что происходит с ними лично и с группой в частности. А повод для беседы один и – безусловно, важный: в эти нелёгкие, но всё ещё деятельные времена, их новый альбом `Дыхание` вышел на Mazzar Records - и это правильно, это хорошо, это как надо: и всё – свои чередом!
 
     - Двадцать один год прошёл с тех пор, как началась история группы Butterfly Temple. Ты, Сергей, был у истоков. Вот по твоим личным ощущениям, сколько периодов было в истории BT, и как бы ты их охарактери¬зовал?
     С.А.: «Да, это точно, я – один из отцов-основателей коллектива наравне с гитаристом Михаилом Шматко и нашим теперь уже экс-вокалистом Лесьяром. По моим личным ощущениям (наверное, я не буду оригинален), периодов три: до ухода Лесьяра, период с Абреем (Сергеем Абрамовым) и современный этап – с Ратияром Булановым. Это объективно, а субъективно, на уровне ощущений, этап один: постоянное самосовершенствование, поиск новых путей в музыке, опыт, ошибки…»
     - И каков эволюционный (а, может, и порой революционный) путь ваш личностный и всей группы в плане музыкального мастерства и общего мировоззрения?
     С.А.: «Эволюционный путь развития – самый гармоничный, по моему мнению. В течение этого пути личность, как и группа (а группа – это единый организм) проходит все этапы развития, как то: рождение, детство, юность и т.д. А революционный путь – самый жёсткий и непредвиденный вариант развития организма… Но иногда он, конечно, необходим. Мы прошли только часть этапов развития и сейчас находимся в стадии взрослого организма, сильного и готового к новым свершениям, но это только моё частное мнение».
     А.Б.: «Группа работает в достаточно плотном режиме – настолько, насколько это позволяет каждому её участнику его основная «гражданская» работа. Всё остальное время посвящается творчеству, и тут можно говорить только о развитии музыкального мастерства, но, мне кажется, это уже отдельная беседа».
     Н.К.: «Да, конечно, очень долгий и интересный разговор может получиться – по этому поводу можно писать отдельную статью и не одну, наверное. От себя скажу коротко так: для меня эволюция в музыке – это постепенное расширение рамок творчества. Есть, скажем, пэган-метал как субжанр, есть метал как жанр, есть рок-музыка, включающая в себя хэви-метал-рок, а есть музыка как таковая. То, к чему я пришёл со временем – это понимание того, что при написании и исполнении музыки нужно стремиться в первую очередь к музыкальности как таковой, как бы банально на первый взгляд это ни звучало. Музыка не делится на пэган, трэш, дэт, дум, хард-рок, попсу, классику и прочие названия, придуманные в разное время и по разному поводу – музыка делится на музыку и на всё, что ею не является. А вот, что касается работы над новой пластинкой, ребята не дадут мне соврать – я неоднократно говорил: давайте запишем в первую очередь приличную музыку, приличный рок-альбом. Если это будет ещё и приличный пэган-металлический альбом, это будет просто замечательно, но это совершенно второстепенная задача. Упираясь в концепцию, навязанную нам нашим же предыдущим творчеством, насколько бы хорошим оно ни было, мы в конечном итоге довели бы идею до абсурда вроде "красный лапоть, гой люли, матрёшка, balalayka, babushka, светит месяц во лузях". Самое главное, чего хотелось бы добиваться лично мне, и за что я готов воевать – это создание Музыки с большой буквы, в которой её стилистическая принадлежность (разумеется, музыки вне какого-то стиля не бывает) не являлась бы самоцелью, а выполняла бы, по большому счёту, вспомогательную задачу. То есть оттенять и прояснять законченную, цельную и гармоничную музыкальную идею и форму, оценить которую сможет и любитель музыки, знакомый с пэган-метал, и любитель музыки, далёкий от метала. А что касается музыкального мастерства – это бесконечный путь! Совершенству нет предела, и всё, чего я на этом пути добился с течением времени – это постоянное осознание того, что всё, что я умею, есть ничто по сравнению с тем, чего я ещё не умею. И чем дальше, тем больше».
     - И на каких инструмент¬ах, кроме своих основных, вы играете и какие хотелось бы освоить?
     Н.К.: «Я умею играть на клавишных, акустической гитаре, различных разновидностях бас-гитары. Хотел бы освоить барабаны – иногда мне не хватает практики для того, чтобы объяснить барабанщику, что именно я бы хотел услышать в аранжировке».
     А.Б.: «Считаю необходимым освоить клавиши и ударные. А до BT я выступал в разных группах как басист, гитарист, вокалист. Даже был определённый успех и подъём. И всегда у меня было по паре групп одновременно, а иногда - и три-четыре, причём везде всё успевал. Но сейчас я полностью погрузился в BT – очень много дел, и много чего ещё не сделано из того, что намечено. Так что кроме BT, у меня не на что не хватает времени и сил».
     С.А.: «Я тоже сейчас смог правильно расставить приоритеты – занимаюсь только BT… Лучше делать одно дело хорошо, чем несколько плохо. А если называть игрой то, что я вытворяю на клавишах, то да, я играю на клавишных! Но хотел бы научиться играть на всех музыкальных инструментах мира, да очень ленив для этого…»
     - Однако же для огромного количества слушателей (даже смело можно сказать, что не только в нашей стране) вы – одна из культовых команд тяжёлой сцены. Как-то это хоть иногда давит (или помогает?) или всё-таки на вас это не влияет никак – ни в плюс, ни в минус?
     Н.К.: «Я знаком со многими людьми, которые считают себя культовыми фигурами и ведут себя соответственно. Не могу сказать, что это выглядит красиво или умно, безотносительно к тому, насколько действительно культовыми они являются в реальности. Звёздная болезнь при ярком таланте – это недостаток ума и воспитания, тем более, что в нашей стране звёздами в европейском масштабе слова могут считать себя считанные единицы. Серьёзно относиться к тому, что группу Butterfly Temple считают культовой группой – это всё равно, что поставить себе прижизненный памятник и бравировать старыми успехами вместо того, чтобы двигаться вперёд. До тех пор, пока нам интересно делать музыку вместе, этого не произойдёт».
     - А какие группы для вас самих культовые? Или, исключая, музыку – какие личности для вас являются знаковыми?
     С.А.: «Не люблю слово «культ». Самая знаковая группа для меня лично - это Pink Floyd. Может, кто-то и будет удивлен: «Как так: металлист - и слушает такую музыку!?» - но я под влиянием этого коллектива уже двадцать с лишним лет! А знаковых личностей - много, как в истории нашей страны, так и мира в целом. Композиторы, учёные, философы… Всех и не перечислишь».
     А.Б.: «Для меня культовые - Dark Tranquility, ранние In Flames, Gates of Ishtar, At The Gates (годов так 1993-95), Dissection, затем – Dying Fetus. Конечно, ранний Amorphis. Ну, и естественно, Satyricon, Emperor, Burzum. А знаковая личность для меня одна – это человек, которого я считаю своим учителем – Белов Александр Константинович (Селидор), основатель Славяно-горицкой борьбы».
     Н.К.: «Есть несколько людей, примеру которых я обязан своим скромным умением играть на бас-гитаре: Стив Харрис, Гизер Батлер, Клифф Бёртон, Александр Грановский. Что касается культовых групп, для меня такая, пожалуй, одна, и это – The Beatles по множеству причин, которые мне не хочется перечислять за явной очевидностью. Я не могу понять людей, говорящих, что они терпеть не могут «Битлз», и хотя среди моих знакомых такие есть, я бы не хотел играть или записывать музыку с людьми, которые не любят «битлов».”
     - Какие жанры литературы,¬ кино да и музыки вообще вам близки?
     С.А.: «Очень много, сложно будет перечислить. К сожалению, последнее время мало читаю, так как всё больше времени провожу за рулём – это расстраивает. Современную музыку почти не слушаю (за редкими исключениями) – неинтересно, а что касается кино, то я киноман! Из более-менее последних работ понравился фильм «Начало» режиссёра Кристофера Нолана».
     А.Б.: "Я очень интересуюсь жанром «постапокалиптика» и «стимпанк». Из литературы могу отметить «1984» Джорджа Оруэла, «Сто лет одиночества» Маркеса и «Над кукушкиным гнездом» Кена Кизи".
     Н.К.: "Практически не могу слушать музыку, помимо профессиональных нужд, поскольку уставшая голова отказывается воспринимать новые идеи. Когда есть возможность и желание, слушаю классический зарубежный рок, классику – Моцарта, Рахманинова, Свиридова. Книги читаю с удовольствием и много, правда, в последнее время с КПК. Недавно открыл для себя Макса Фрая, неиллюзорно доставило, несмотря на то, что не фанат фэнтези ни разу. Перечитываю Стругацких, а также понемногу качаю и читаю философскую и политическую литературу, которую читал когда-то в бумажных изданиях – сейчас освежаю память в переездах".
     - Переезды переездами, а до студии вы всё же добрались. Писали альбом у Игоря на KIV`е - теперь там много народу стало в студии пропадать. Какие плюсы и минусы могли бы вы отметить в работе с ним?
     Н.К.: «Новый альбом BT – это далеко не первая работа, которую мы вместе с Игорем делали. И я должен отметить, что он прекрасный металлический звукорежиссёр и музыкант, и его талант к звукозаписи сильно прогрессировал за несколько последних лет. Когда записываешь музыку с человеком несколько лет подряд, это бросается в уши. Говоря "металлический", я хочу этим сказать только то, что слышал в основном его экстремальные работы, но мне хочется верить, что со временем круг его музыкальных и профессиональных интересов будет только расти».
     С.А.: «Честно, и я не вижу минусов работы с Игорем, одни плюсы - и это не лесть. Он прекрасно понимает, что нужно группе. Иначе бы мы с ним не сотрудничали на протяжении уже трех альбомов».
     А.Б.: «От себя могу отметить, что у Игоря великолепный личный подход к записи экстремального вокала, с ним мне удобней всего работать. Из минусов работы с ним только одно – нехватка свободного времени у Игоря, катастрофическая его загруженность работой в студии, и иногда приходится перебивать сессии записи у других групп, так сказать, пользуясь давним знакомством».
     - Ну, супер! Теперь оформление диска – в вашей истории это тема всегда была интересна. Как на этот раз сложилось?
     А.Б.: "Оформление и название выбиралось очень тщательно. После множества вариантов наконец-то была принята идея, поданная Авеном, и дальше она только дополнялась и развивалась. А у меня, когда он описал концепцию обложки `Дыхание`, моё дыхание и перехватило! Я вижу её так. Мы всю жизнь сидим в своём мирке – в избе. И смотрим в большой мир через оконце, которое затянуто льдом, и мы видим искажённые силуэты и другие, как нам кажется, избы. И ни у кого не возникает сомнения, а как на самом деле выглядит большой мир, вне избы, без искажения через ледяную завесу. Ведь стоит просто подойти к окну и дыханием растопить лёд – убрать искажение действительности – и ты увидишь Вселенную! Другими словами – мир и жизнь намного больше и интересней, чем нам кажется!"
     - И это тоже очень отдельная тема для беседы… Но сегодня всё вскользь да набегу… Вот продюсиров¬ал альбом сам Николай. Чем ты, кроме Butterfly Temple, занимаешься – в музыкальном смысле и нет?
     Н.К.: «Кроме BT, я занимаюсь сейчас, в основном, музыкой. Если бы я относился к музыке как к работе, то сказал бы, что работаю бас-гитаристом. Играю с группой "Крематорий", участвую в российском сопровождающем составе Пола Ди Анно и Блейза Бэйли и регулярно езжу с ними на гастроли по России и ближнему зарубежью, периодически участвую в проектах моих друзей, играю кавера. Кроме музыки очень люблю велосипед и прогулки по Москве, на что времени иногда не хватает катастрофически».
     С.А.: «Да, роль Николая в группе сложно переоценить! Коля прекрасно чувствует музыку, понимает, как должна звучать современная группа. Слово «продюсер» в данном контексте – не пустой звук. Николай Коршунов – настоящий профессионал, и в то время, когда мы создаем музыку на уровне ощущений, иногда коряво, иногда не совсем верные музыкальные решения принимаем, он приводит всё это безобразие в удобоваримый вид. Я лично очень рад, что судьба в 2006-ом году свела нас с ним».
     А.Б.: «Николай живёт, я бы сказал, дышит музыкой и творчеством. Я ещё не встречал такого преданного своему делу и творческому пути человека. Его занятость нам не мешает, так как он ничего не делает на половину или в полсилы – он либо делает всё, либо не берётся за дело вообще. Роль музыкального продюсера – самое верная и правильная его роль в нашей группе, он – профессиональный музыкант и единственный среди нас, кто с музыкальным образованием. Ответственность для него – это не просто слова».
     - Прямо захвалили. Да это и хорошо! Столько гадостей друг о друге говорят музыканты – даже в одной группе – что слышать, как вы относитесь друг к другу, ничего, кроме радости за вас, не вызывает. Теперь давайте о лейбле пару слов скажем. Выходит диск на «Маззаре». Какие ваши впечатлени¬я в общем о работе наших лейблов? И не было ли опыта общения с зарубежным¬и?
     С.А.: «Я очень доволен сотрудничеством с Mazzar Records – на данный момент я чувствую мощную поддержку от этого лейбла, начиная от рекламы и заканчивая организацией промо-интервью в поддержку нашего нового альбома. Очень серьёзный лейбл, как мне кажется. Серьёзных контрактов с западными издателями пока не было, но с новым альбомом всё должно измениться!»
     - Расскажите о сегодняшнем дне группы – как вы провели вот буквально последние два месяца и что планируете в грядущие два?
     Н.К.: «Два крайних месяца мы уделяли очень много внимания работе над новой пластинкой и репетициям новой концертной программы, что неудивительно. Как мне кажется, `Дыхание` стал довольно масштабным проектом в истории группы по количеству затраченных на его реализацию коллективных усилий. Поэтому мы максимально ответственно подошли к технической и организационной стороне создания диска. Я высоко оцениваю качество новых песен – это было понятно с того момента, как мы записали первые демо для альбома, и реализовать новый материал нужно было так, чтобы как можно более выигрышно оттенить его музыкальные и художественные стороны качественным звуком и оформлением. В ближайшее время, насколько я знаю, мы планируем заниматься в основном выступлениями в поддержку нового альбома. У каждого из нас есть некие наброски, которые при должном внимании могут стать новыми песнями BT, но всему своё время».
     А.Б.: «На сегодняшний день, вспоминая последние два месяца, складывается впечатление, что это был сон… Все мысли были о записи альбома: последние три недели до окончательного сведения альбома я во сне пел, подбирал ритмику и мотивы – просыпался от того, что в голове звучат наши новые песни. Сейчас могу сказать, что это было очень здорово и оригинально, но тогда я немного напрягался по этому поводу. А теперь после презентации альбома в московском клубе «Релакс» нас ждёт тур по югу России в ноябре».
     - Вот о времени… Мы выросли с вами в очень интересные и странные времена – и в истории нашей страны, и всего мира, и мира музыки – какие мысли у вас по этому поводу?
     С.А.: «Да, времена и вправду интересные. Мы застали несколько политических и экономических эпох, пожили при двух политических формациях: социализме и капитализме (очень хочется надеяться, что поживём ещё и в эпоху социального государства, когда оно будет заботиться о собственном народе)… В конце концов мы застали с вами два века - XX и XXI. А мир музыки…Он всегда с нами, что бы ни произошло. Да, времена в музыкальной индустрии сейчас плачевные и лучше, как мне кажется, не будет – пока у людей не изменится осознание того факта, что мы вместе, и музыканты и слушатели не будем заодно. Надо поддерживать и подпитывать друг друга. Без слушателя не будет и музыканта, как бы ни проповедовали некоторые, что они играют исключительно для себя…»
     Н.К.: «Каковы бы ни были мои мысли по этому поводу, мы не обладаем привилегией выбирать времена для жизни и творчества. Следует делать всё, что зависит от нас, менять к лучшему всё, что мы в состоянии поменять, сообразно нашим представлениям о должном, и не тратить время на раздумья о том, чего от нас не зависит, и чего мы не в состоянии изменить. Признаком зрелости личности является её интеллектуальная автономия и критическое мышление. До тех пор, пока мы обладаем этими качествами в нужной мере, мы будем способны двигаться дальше избранным нами путём и делать это до тех пор, пока считаем этот путь правильным для самовыражения, и никакие интересные или странные времена и нравы нам в этом не помеха. Разве что, действительно, прилетит какой-нибудь астероид и врежется в нашу репетиционную базу».
     А.Б.: «История не раз показывала, что она повторяется. И известно, что хорошее новое – это хорошо забытое старое. Но Butterfly Temple не повторяется и не прекращает свой путь, начав его во времена расцвета андеграундного метала (такого как блэк, дэт, дум, пэган) в России. И каждый альбом BT – это новый этап развития группы. Так что говорить о каких-либо цикличностях, вторичности в нашем творчестве – нет основания! До первого витка спирали ещё далеко! Butterfly Temple делает свою историю и чувствует себя самодостаточно».
 


Подписка на 2017 год через редакцию СТАРТОВАЛА! Если вы хотите получать наш журнал в течение всего 2017 года (номера с 96 по 101 включительно), вы можете подписаться на него напрямую через редакцию...




Журнал Dark City совместно с интернет-магазином RockMarket.ru объвляют о беспрецедентной акции: в продажу выставлены АРХИВНЫЕ НОМЕРА ЖУРНАЛА DARK CITY, год выпуска которых начинается с 2001 года. Товар является раритетным и количество каждого из номеров журнала строго ограничено (5-10 экземпляров). Не упустите свой шанс!






Хотите купить СВЕЖИЙ НОМЕР ЖУРНАЛА DARK CITY по самой низкой цене? Тогда вам прямая дорога в павилион B2-097 “Иностранная Пресса”, что на втором этаже "Горбушкиного Двора"!